Форум благотворительного фонда "Подари Жизнь"

Страницы: (79) 1 2 [3] 4 5 ... Последняя »  ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Reply to this topicStart new topicStart Poll

> Только для наших детей!Ребята читайте на здоровье., стихи,рассказы,анекдоты,истории и т.д.
  Отправлено: Мар 17 2010, 09:27


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 366
Пользователь №: 422
Регистрация: 24-Сентября 09

Репутация: 8






Считалочка

Мышка, мышка, мышка
В сереньких штанишках,
С длинным тоненьким хвостом,
По ночам приходит в дом,
Сало вкусное жует,
А котенку не дает.
Вот котенку надоест,
Он возьмет -
И мышку съест!


--------------------
"Помолитесь Небесам и Небеса помолятся за вас!!!"
"Храни Вас и ваших родных, Всевышний."
......................................................................................
Задоренко Оксана
PMEmail Poster
Top
  Отправлено: Мар 17 2010, 09:28


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 366
Пользователь №: 422
Регистрация: 24-Сентября 09

Репутация: 8






А Звездочки Падают?

Щенок Тявка ловил звездочки. Тявка был совсем маленький, а потому считал: поймать звездочку не так уж и трудно. Тявка жил на даче. Забор дачи ему очень мешал. Вот слетает с неба звезда, и Тявка несется по влажной ночной траве, по грядкам, по клумбе, пробирается через крапиву
туда, где должна лежать упавшая звездочка, и вдруг - забор. "Оказывается, звездочка упала по ту сторону забора",- огорчался Тявка.
Тявка совсем избегался. Однажды, в который раз стукнувшись носом о забор, щенок решил немного отдохнуть и прилег тут же. Послышался смех. Тявка поднял голову и увидел на заборе соседского кота. Кот прямо-таки давился смехом.
- Глупый щенок! Совсем глупый! Что это ты делаешь?
- Я? Я ловлю звездочки,- ответил Тявка,- вернее, хочу поймать хотя бы одну. Но они всё падают не там, где нужно. За забором падают. Кот снова рассмеялся:
- Глупый щенок! Совсем глупый! •
- Почему? Почему я глупый? Я просто не умею прыгать через забор. Кот сидел на заборе и ухмылялся:
- Да потому ты глупый, что ловишь то, чего нельзя поймать!
- Нельзя?
- Конечно, нельзя,- важно говорил Кот,- ты уж мне поверь. Я долго жил в библиотеке и начитался всяких научных книг.
- Ну и что?- возразил Тявка.- При чем здесь книги? Что в них написано о звездочках?
- Да хотя бы то, что звезды вообще не падают.
- Ну уж нет! Еще как падают! Сегодня уже четыре штуки упали!
- Вовсе это не звезды!- Кот начинал сердиться.
- Как же не звезды? Звезды - они и есть звезды,- спорил Тявка. Чересчур умный Кот устало вздохнул:
- Ну как же объяснить тебе попонятнее? Это не звезды. Это такие большие камни, которые летают очень высоко. Выше Луны. И когда падают на Землю, трутся о воздух и сгорают. Понятно?
- Понятно. Понятно, что все это че-пу-ха. Камни летают, сгорают - ерунда! Вы какие то неправильные книги читали, уважаемый Кот. Я пошел ловить звездочки. Пока!
И Тявка убежал. Кот смотрел ему вслед и качал головой.
"Маленький еще. Подрастет - разберется". А Тявке было жаль Кота. "Бедный Кот, - думал он, совсем свихнулся от своей учености. Звезду от камня отличить не может".


--------------------
"Помолитесь Небесам и Небеса помолятся за вас!!!"
"Храни Вас и ваших родных, Всевышний."
......................................................................................
Задоренко Оксана
PMEmail Poster
Top
  Отправлено: Мар 17 2010, 09:29


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 366
Пользователь №: 422
Регистрация: 24-Сентября 09

Репутация: 8






Магазин игрушек

Мы игрушки выбираем,
С ними дружим и играем,
В путь с собой берем всегда
И ломаем иногда.

Если их и папа тоже
Починить никак не сможет,
Скажет мама: "Так и быть,
Надо новую купить!"

И тогда пойдем мы с мамой
В магазин любимый самый,
Там все-все игрушки ждут,
Что их детям отдадут.

Барабан мечтает, чтобы
Взял его малыш особый -
Он "Солдаты, в бой!" кричит
И стучит, стучит, стучит.

А солдаты битвы ради
Все встают, как на параде,
И под барабанный бой
Победят в войне любой.

В этом с ним труба похожа,
Ведь она согласна тоже,
Чтоб домой ее забрал
Настоящий генерал.

Кубик с буквами мечтает,
Что малыш их прочитает,
А потом не раз, не два
Сложит умные слова.

Очень хочет кукла Ляля,
Чтоб ей дети мамой стали
И с собою клали спать
В настоящую кровать.

Утром дали каши ложку,
Покормили понарошку,
Всё б ей стали позволять
И ходили с ней гулять.

И мечтает каждый мячик,
Что его захочет мальчик.
Будет им играть в футбол,
Забивать в ворота гол.

Шарик маленький воздушный
Хочет стать большим и нужным,
И хотя б на полчаса
Унести всех в небеса.

А юла крутиться хочет
Напролет все дни и ночи -
Чтоб на бок не падать вдруг,
Нужен ей надежный друг.

Улыбается матрешка.
Интересно ей немножко,
Отгадают или нет
Малыши ее секрет.

Пирамидка представляет,
Как девчушку забавляет.
Ей известно наперед,
Что однажды соберет.

От ботинок до макушки
Изучают нас игрушки.
Здесь у всех свои мечты.
А в какой из них есть ты?



--------------------
"Помолитесь Небесам и Небеса помолятся за вас!!!"
"Храни Вас и ваших родных, Всевышний."
......................................................................................
Задоренко Оксана
PMEmail Poster
Top
Отправлено: Мар 30 2010, 16:12


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 558
Пользователь №: 943
Регистрация: 24-Ноября 09

Репутация: 6






Оксана, привет!
Тема и правда замечательная. Я буду позиционировать здесь себя как СКАЗОЧНИЦУ
У меня в запаснике очень много сказок припасено...на разный вкус.
Ну что, начнем??? Надеюсь, всем читающим они понравятся... agree.gif
Начнем , пожалуй, вот с этой...философской сказки

СКАЗКА про ПРИНЦЕССУ

...Сказочный лес чувств и эмоций был переполнен и оживлён в любое время года...Однажды на одной маленькой поляне родилась крохотная принцесса...
...Она росла без забот и проблем в окружении Радостной Жизни и Успеха, но вот однажды...Однажды вечером эта принцесса заблудилась в лесу и случайно оказалась на чужой поляне... Принцесса обеспокоенно оглядывалась по сторонам, стараясь найти дорогу домой, как вдруг ей в ладони упал маленький луч света и осветил её путь. Этот луч так нежно согрел ладонь принцессы, что она легонько сжала ладошку и оставила луч света в своём кулачке...
...День за днём, месяц за месяцем принцесса не разжимала ладошку и берегла лучик света, согревая сердце его теплом...
Но однажды Жизнь сказала принцессе: «Тебе будет лучше и удобнее жить, если ты отпустишь этот луч света. Зачем он тебе? В лесу есть много других полян и других источников тепла, которые смогут и захотят согреть тебя ещё лучше». Но удивлённая принцесса ответила: «Разве я не могу сохранить навсегда мой первый лучик света?» — «Но он лишь первый, — задумчиво ответила Жизнь, — первый, но не единственный, а значит и не самый лучший, отпусти его и попрощайся с ним навсегда, ведь ты всё равно не сможешь его сохранить...»
Оставшись одна, принцесса долго размышляла о Жизни, о лучике света и о себе, но ей по-прежнему никак не хотелось разлучаться с ним. С грустью в глазах принцесса шла по лесу и не заметила, что ушла далеко вглубь...
...Она опомнилась лишь в тот момент, когда почувствовала, что проголодалась. Оглянувшись по сторонам в поисках ягод или фруктов, принцесса заметила, что слева от неё рос большой куст малины... «Но я не люблю малину», — разочарованно подумала принцесса. Справа она увидела клубничную поляну... «Но она заросла травой, и мне лень искать ягоды среди травяных зарослей», — грустно вздохнула принцесса. Пройдя пару шагов вперёд, она увидела старую заброшенную яблоню, небрежно ронявшую свои спелые плоды на шелковистую траву... «Вот это то, что мне и надо!» — тут же обрадовалась принцесса и присела под деревом...
...Она не заметила, что, подняв яблоко, ей пришлось разжать ладонь, и лучик света, ускользнув из её ладони, оказался внутри яблока, лучезарно освещая его сказочным светом. В страхе, что лучик выскользнет из яблока, принцесса прижала его к груди и поспешила вернуться домой, чтобы спрятать его понадёжнее и навсегда... «Навсегда?! — услышала принцесса чей-то возглас, — в твоих мыслях появилось слово „навсегда“?!»
Она оглянулась и увидела коварную и злую Судьбу, которая всегда оказывалась в неподходящем месте и в неподходящее время. «Да, — тихо ответила принцесса, — но я хочу лишь сохранить его, он согревает меня...» — «Ты хочешь жить просто и легко! Так не бывает! Ты отдашь мне это яблоко и пойдёшь на поиски другого источника тепла и света!» — воскликнула злая Судьба и, выхватив у принцессы яблоко, скрылась в зарослях леса...
...Слёзы боли и обиды безудержно катились по щекам принцессы, и она уже не знала, куда и зачем идти...
Но Жизнь услышала горькие всхлипывания принцессы и подошла к ней с вопросом: «Зачем так горевать? Идём со мной, и я покажу тебе, что мир не сошёлся клином на твоём лучике света. Посмотри наверх! Ты видишь это огромное солнце Любви? Оно щедро одарит тебя новыми, сильными и горячими лучами, которые нежно согреют твоё сердце...»
...Принцессе ничего другого не оставалось делать, как молча последовать за Жизнью...
Они долго шли по лесу, не спеша и взявшись за руки, но были они такие разные: Жизнь наслаждалась каждым дуновением ветра, дождём и солнечным лучом, а принцесса уныло брела рядом, умываясь всё ещё не высохшими слезами... Лёгкий лесной ветерок казался принцессе холодным и пронизывающим... Лучи тёплого солнца больно обжигали маленькое тело принцессы... Капли живого дождя превращались в колючий град и оставляли на теле принцессы неизлечимые ссадины...
Она уворачивалась от всего, что попадалось на её пути, а Жизнь удивлялась: «Что же ты делаешь?! Прими с радостью солнечные лучи, и они обогреют тебя, а не обожгут... Улыбнись ветру, и он приласкает твои плечи, он высушит слёзы на твоих щеках... Подставь ладони дождю, и он утолит твою жажду...»
Но принцесса отказывалась слушать Жизнь — всё вокруг казалось ей чужим...
...Вот уже в который раз она обратилась к Жизни с просьбой: «Покажи мне дорогу к дому Судьбы... Я хочу хоть краем глаза взглянуть на тот мой источник тепла, который Судьба жестоко отняла у меня... — Жизнь словно не слышала этих слов. — Я лишь взгляну на него... Как он там? Может быть, кто-то уже забрал его у Судьбы? Если это так, то я постараюсь больше не думать о нём...»
Вот уже который раз Жизнь неустанно повторяла: «Наверняка Судьба уже давно отдала твоё яблоко какой-нибудь прелестной принцессе, получше тебя, а лучик света нежно согревает и тешит её душу...»
...Разговоры повторялись регулярно и постоянно, но вопросы принцессы оставались без ответов... а Жизненные ответы совсем не устраивали принцессу...
...Шли годы... Маленькая принцесса постепенно превращалась в увядающую тётку, а её Жизнь от бездействия покрылась толстым слоем пыли, ведь Жизнь так и не сумела подтолкнуть принцессу в бурный водоворот событий...
...Однажды в зимний вечер они обе оказались на опушке леса, но не смогли продолжить их путь — перед ними была огромная пропасть... Жизнь тут же предложила: «Нам никогда не удастся перейти на другой берег пропасти, проще будет пойти налево или направо вдоль опушки леса, чтобы не сбиться с нашей тропинки...» Но сердце принцессы вдруг бешено застучало, и она не удержалась от вопроса: «Скажи, Жизнь, кому принадлежит эта пропасть? Кто живёт на другом берегу? Может быть, тот чёрный дом с заколоченными окнами и есть дом Судьбы?!» — «У тебя всё ещё хорошее зрение, принцесса, — тихо ответила Жизнь. — Там действительно живёт Судьба... Но ты никогда не доберёшься туда». — «Почему?!» — воскликнула принцесса. — «Ты только взгляни на эту пропасть! Как ты переберёшься на тот берег?!... Идём со мной, во-он там есть маленькая безопасная тропинка, которая наверняка приведёт нас куда-нибудь». — «Но ведь я смогу построить мост?!» — крикнула принцесса, но Жизнь уже повернулась спиной и продолжила свой путь к тропинке...
...Принцесса не пошла за ней. Она сидела на берегу пропасти, размышляя о давно потерянном лучике света, о Жизни и о необходимости постройки моста Желания... Принцесса внимательно прислушивалась к ветру и пристально вглядывалась в темноту пропасти, словно пытаясь разглядеть в оконных щелях тёмного дома хотя бы лёгкий отблеск лучика света...
Когда ветер менял своё направление, принцессе удавалось услышать нежные звуки, слабо доносящиеся из дома Судьбы...
Порой, когда тучи над домом Судьбы рассеивались, принцесса видела слабый отблеск света, но она не была уверена, что это был свет её лучика...
...Принцесса безуспешно пыталась понять, был ли это её лучик света, или просто далёкий отблеск чего-то давно ушедшего...
...Принцесса собрала все свои силы и начала потихоньку строить мост Желания, который должен был привести её к дому Судьбы...
Жизнь не помогала принцессе, а лишь с грустью наблюдала, как уставшая принцесса из последних сил пыталась сделать невозможное...
Лишь изредка, когда принцесса была на последнем дыхании, Жизнь подбадривала её, повторяя: «Сила твоего желания должна быть настолько прямой и горячей, чтобы никакие помехи и препятствия не смогли помешать этой силе...»
Но, увы, Препятствия, Сомнения и Несоответствия постоянно преследовали принцессу и мешали строить Мост...
...Однажды на другой стороне пропасти появилась Судьба...
Она сидела на пороге своего дома, с ухмылкой наблюдала за построением Моста и постоянно подбадривала Сомнения, Препятствия и Несоответствия, чтобы постараться разрушить ещё не построенный мост между принцессой и лучиком света...
...В отчаянии, измождённая принцесса обратилась к небу Надежды: «Скажи мне, ну скажи, — неужели вся моя жизнь уйдёт на эту бессмысленную борьбу с Судьбой?! Скажи мне, Надежда, скажи, что так будет не всегда!..»
...Плачущий голос принцессы развеялся эхом над лесом и пропастью, уносясь к небу Надежды..
PMEmail PosterICQ
Top
  Отправлено: Мар 31 2010, 12:00


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 558
Пользователь №: 943
Регистрация: 24-Ноября 09

Репутация: 6






Дорогие деточки и их родители, сегодня я расскажу вам
Сказку о Принцессе-Мышке

Слушайте все, кому охота, Славную сказочку вам расскажу. В сказочке этой нет вранья, а если есть, так слова два.

Жил-был когда-то один французский король. Дожил он до старости, а детей у него не было, и он об этом очень горевал.
Наконец, когда король и королева уже перестали надеяться, королева родила дочь, и по случаю рождения принцессы при дворе много пировали и веселились.
Но одну старую волшебницу, которая жила в ближнем лесу, не пригласили на праздник, и она из мести задумала превратить принцессу в мышь. Принцесса должна была оставаться мышкой, пока кто-нибудь не рассмешит сестру волшебницы, которую никто никогда не видел смеющейся.
Вот однажды, когда кормилица во дворце кормила ребенка, все вдруг услышали ее крик:
- О боже! Принцесса превратилась в мышку и выскользнула у меня из рук!
- Какое несчастье! - воскликнул король.- Но такова, видно, воля Божья, и надо ей покориться.
Прошло немного времени, началась война между королем французским и королем испанским. Французский король уже сидел на коне во дворе своего замка и готовился выступить в поход, как вдруг увидел свою дочь-мышку - за ней во дворце ухаживали и окружали ее заботами. Она подбежала к нему и сказала:
- Я хочу ехать с вами на войну, отец.
- Но что ты будешь там делать в таком виде, бедное мое дитя?
- Не бойтесь ничего и возьмите меня с собой. Посадите меня в ухо вашему коню, и едем.
Король посадил мышку своему коню в ухо, и они пустились в путь.
Когда французы были уже на поле битвы и готовились сразиться с неприятелем, вдруг раздалось дивное пение, и обе армии остановились, чтобы послушать его.
- Какая чудная песня! - воскликнул сын испанского короля.- Но откуда она слышится? Я непременно хочу это узнать.
От звуков этой песни солдатам обеих армий захотелось обнять друг друга, вместо того чтобы сражаться.
Сын испанского короля подъехал к королю французов и спросил у него:
- Государь, что это за пение и откуда оно слышится?
- Это поет моя дочь,- ответил король.
- Ваша дочь? Но где же она?
- Здесь, подле меня, в левом ухе моего коня.
- Вы смеетесь надо мной?
- Ничуть. Я сказал вам правду.
- Ну, хорошо. Если вы согласны отдать ее мне в жены, война между нами кончена.
- Как, вы хотите жениться на мышке?
- Ваша дочь - мышка?! Все равно, женюсь, если она согласится.
- Я согласна, отец,- поспешила ответить мышка.
И вот война прекратилась, сыграли свадьбу, и обе армии, вместо того чтобы кинуться друг на друга, пировали и веселились целую неделю и братались за стаканом вина.
У короля Испании было еще два сына, уже женатых: один был женат на дочери турецкого императора, другой - на дочери португальского короля. Вот раз отец призывает всех троих и говорит, что он решил отдать корону старшему сыну и уйти на покой.
- Мне думается, отец,- промолвил средний сын,- что было бы справедливее отдать корону тому из нас троих, кто совершит самый доблестный подвиг. Все мы - ваши дети и имеем одинаковые права на престол.
- Ну, хорошо,- сказал старый король.- Задам я вам задачу. Корона достанется тому, кто принесет мне лучший кусок полотна.
- Пусть будет так,- согласились все три брата.
Они вернулись каждый к себе домой, чтобы сообщить женам волю отца.
Когда самый младший принц, муж мышки, приехал домой, жена поджидала его, греясь на солнышке на одном из окон дворца, и при этом пела так сладко, как не пела еще никогда.
- Довольно распевать,- сказал ей муж.- Я предпочел бы, чтобы вы были искусной ткачихой.
- А почему? Что случилось? - спросила принцесса-мышка.
- Отец обещал отдать корону тому из нас троих, кто привезет ему лучший кусок полотна.
- Что за беда! Корона моего отца во сто раз ценнее вашей. Не огорчайтесь же и предоставьте братьям спорить из-за испанской короны и добывать ее с помощью полотна.
- Нет! Как ни заманчива корона вашего отца, я не хочу отказываться от нашей, испанской короны.
Накануне того дня, когда нужно было везти полотно старому королю, наш принц жаловался жене:
- Завтра надо представить отцу полотно, а у меня ничего нет. Как быть?
- Не тревожьтесь из-за таких пустяков, принц, возьмите вот эту коробку,- отвечала мышка и дала ему красивый, плотно закрытый ящичек.- Пусть ваши братья покажут свои куски полотна. Когда вы откроете этот ящичек, в нем найдется, чем их посрамить.
- Вы хотите меня уверить, что в этой маленькой коробочке может поместиться такой кусок полотна, который отцу понравится больше других?
Принц уехал, взяв с собой коробочку, хотя слова жены мало его успокоили.
Он подъехал к замку отца, вошел во двор и увидел там мулов, нагруженных тюками полотна, которое старшие братья привезли из дальних стран.
Королю показали полотно. Он внимательно его рассмотрел и очень хвалил некоторые куски за красоту, тонкость и мягкость.
- А ты что привез, мой сын? - спросил он у младшего, когда до него дошла очередь.
Принц вместо ответа протянул отцу коробочку и сказал:
- Откройте ее, отец.
Старшие братья громко захохотали. Но король открыл коробочку, и из нее тотчас потянулся кусок полотна, тонкого и блестящего как шелк. По сравнению с ним полотно, привезенное братьями, казалось грубым холстом. А удивительнее всего было то, что, сколько ни вытягивали его из коробки, конца все не было видно.
Старшие принцы уже не смеялись.
- Корона достанется моему младшему сыну,- сказал восхищенный король.
- Погодите, отец! - закричали с досадой оба старших.- Не надо судить так поспешно, по первому испытанию. Придумайте второе, государь, и тогда увидим.
- Хорошо, я согласен,- сказал король.- Но что же мне потребовать от вас на этот раз?
- Обещайте корону тому из нас, кто привезет вам самую красивую невестку,- сказал старший, женатый на дочери турецкого императора, принцессе поразительной красоты.
- Пусть будет так,- сказал старый король.- Корона достанется тому, кто привезет самую красивую жену.
И три брата разъехались, каждый в свою сторону.
Младший вернулся домой в полном унынии. Он был уверен, что на этот раз не сможет соперничать с братьями, потому что у него жена - простая мышка.
- Отчего вы так печальны, принц? - спросила жена, заметив его унылый вид.- Разве моя коробочка не выполнила того, что от нее требовалось?
- Коробочка вела себя отлично.
- Значит, корона Испании ваша?
- Корона Испании? О нет! Она еще далеко не моя.
- Почему же?
- Да потому, что отец назначил второе испытание.
- Какое? Скажите.
- К чему?
- А вы все-таки скажите.
- Хорошо, слушайте: по совету моего старшего брата, женатого на дочери турецкого императора, отец объявил, что корона достанется тому из нас троих, кто привезет самую красивую жену. А вы сами понимаете, что...
- И в этом все дело? Ну, так успокойтесь и положитесь на меня.
Наступил день, когда братьям следовало представить своих жен королю, и мышка сказала мужу:
- Я поеду с вами к отцу.
- Чтобы ехать к отцу, мне нужна не мышь, а женщина, красивая женщина.
- Не беспокойтесь ни о чем, говорю вам, и возьмите меня с собой.
- Зачем? Чтобы осрамиться?
И он сел в свою карету и уехал, оставив мышь дома. Тогда она сказала пастушку, который собирался гнать баранов в поле:
- Пастух, поймай-ка мне вон того большого рыжего петуха, который ходит среди кур, и взнуздай его уздечкой из ивовой коры, чтобы я могла на нем ехать вслед за мужем к моему свекру королю.
Пастух сделал, как она приказала, и мышка села к петуху на спину, взяла в передние лапки уздечку из ивовой коры и поехала ко двору короля испанского. Ей пришлось проезжать мимо замка той волшебницы, которая превратила ее в мышь. В этом месте на дороге была лужа, и петух ни за что не хотел переходить ее. Сколько ни кричала мышка: "Гоп! Гоп! Вперед!" - он делал один шаг вперед и два назад. Сестра волшебницы сидела у окна и, увидев эту картину, разразилась громким хохотом, так что по всему замку прокатилось эхо.
Прибежала волшебница и, увидев, кто рассмешил ее сестру, сказала мышке:
- Чары сняты! Я превратила тебя в мышь, но ты должна была оставаться ею только до тех пор, пока я не услышу смеха моей сестры. Она засмеялась - и ты освобождена. Отныне ты будешь самой прекрасной принцессой из всех живущих под солнцем, твоя уздечка превратится в красивую золотую карету, а рыжий петух - в прекрасную лошадь.
И в самом деле, в мгновение ока все преобразилось так, как сказала волшебница.
- Теперь поезжай ко двору свекра,- добавила она,- и я уверена, что там не будет женщины красивее тебя.
Принцесса продолжала путь, но уже в сверкающем золотом экипаже, и скоро догнала мужа, который не очень торопился ко двору.
- Как, вы еще только здесь? - сказала она.
Удивленный принц молчал, потому что не узнавал жены в этой красавице.
- Садитесь ко мне в карету и оставьте здесь вашу дрянную тележку и клячу.
- Не насмехайтесь надо мной, принцесса, хотя ваша карета и красивее, а ваша лошадь лучше моей.
- Да вглядитесь же в меня хорошенько! Вы не узнаете собственной жены?
- Нет, вы не моя жена. Моя жена - дочь французского короля, и злая колдунья превратила ее в мышь. Но все равно, я люблю ее такой, какая она есть.
Тут принцесса рассказала ему, что произошло, и в конце концов, хотя и с трудом, убедила его, что она и есть его жена, дочь французского короля.
Затем они поехали дальше в золотой карете, которая вся так и сверкала, и скоро прибыли ко двору испанского короля. Их появление наделало шуму, все не могли вдосталь наглядеться на принцессу, на ее карету и лошадь. Принцесса осветила весь двор блеском своей красоты. Жены старших принцев были, бесспорно, красивы, но рядом с женой младшего они ничего не стоили. Старый король, повеселевший и обрадованный при виде такой дивной красоты, предложил принцессе руку, чтобы помочь ей выйти из кареты, и сказал:
- Вы самая прекрасная женщина, какую видели когда-либо мои глаза, и больше всех достойны сидеть на испанском троне, рядом с моим младшим сыном.
Вечером был большой пир, и король пожелал, чтобы принцесса сидела за столом рядом с ним. А она от каждого блюда, которое ей подавали, от каждого напитка, который ей наливали, прятала кусочек, отливала капельку за свой корсаж, чем очень удивляла всех гостей.
После ужина начались танцы, и когда принцесса танцевала, из складок ее платья сыпались и сыпались без конца жемчуга и цветы. Обе старшие невестки позеленели от зависти.
На другой день при дворе опять пировали, и жены старших братьев принялись прятать за свои корсажи кусочки от каждого блюда, которое им подавали, и отливать по капле от каждого бокала, в надежде что все это и у них превратится в жемчуг и цветы. Но увы! Когда начались танцы, они, танцуя, сеяли вокруг себя не жемчуг и не цветы, как младшая невестка, а разные объедки да подливки, от которых их нарядные платья так испачкались и промокли, что кавалеры брезговали ими и уходили. Зато собаки и кошки со всех концов дворца прибежали в бальный зал и ходили за принцессами по пятам, учиняя беспорядок.
Из-за этого старый король сильно разгневался и прогнал из дворца старших сыновей с их женами. А потом уступил престол младшему сыну.
Все, что было с ними до тех пор, я знаю и всю правду вам рассказал. А что сталось с ними потом, того не знаю и врать не хочу. Так что на этом сказке конец
До скорых втсреч!!! rolleyes.gif

Присоединённые изображения
Присоединённое изображение
PMEmail PosterICQ
Top
Ленка
Отправлено: Мар 31 2010, 13:06


Unregistered














плачет киска в коридоре
у нее большое горе
злые люди бедной киске
не дают украсть сосиски rolleyes.gif
Top
Ленка
Отправлено: Мар 31 2010, 13:13


Unregistered














это сказка. хорошая,надеюсь вам понравится)
БЕЛАЯ УТОЧКА

Один князь женился на прекрасной княжне и не успел еще на нее наглядеться, не успел с нею наговориться, не успел ее наслушаться, а уж надо было им расставаться, надо было ему ехать в дальний путь, покидать жену на чужих руках. Что делать! Говорят, век обнявшись не просидеть.
Много плакала княгиня, много князь ее уговаривал, заповедовал не покидать высока терема, не ходить на беседу, с дурными людьми не ватажиться, худых речей не слушаться. Княгиня обещала все исполнить.
Князь уехал; она заперлась в своем покое и не выходит.
Долго ли, коротко ли, пришла к ней женщина, казалось — такая простая, сердечная!
— Что, — говорит, — ты скучаешь? Хоть бы на божий свет поглядела, хоть бы по саду прошлась, тоску размыкала.
Долго княгиня отговаривалась, не хотела, наконец подумала: по саду походить не беда, — и пошла.
В саду разливалась ключевая хрустальная вода.
— Что, — говорит женщина, — день такой жаркий, солнце палит, а водица студеная так и плещет, не искупаться ли нам здесь?
— Нет, нет, не хочу! — А там подумала: ведь искупаться не беда!
Скинула сарафанчик и прыгнула в воду. Только окунулась, женщина ударила ее по спине:
— Плыви ты, — говорит, — белою уточкой!
И поплыла княгиня белою уточкой.
Ведьма тотчас нарядилась в ее платье, убралась, намалевалась и села ожидать князя.
Только щенок вякнул, колокольчик звякнул, она уж бежит навстречу, бросилась к князю, целует, милует. Он обрадовался, сам руки протянул и не распознал ее.
А белая уточка нанесла яичек, вывела деточек: двух хороших, а третьего — заморышка; и деточки ее вышли — ребяточки.
Она их вырастила, стали они по реченьке ходить, злату рыбку ловить, лоскутики сбирать, кафтаники сшивать, да выскакивать на бережок, да поглядывать на лужок.
— Ох, не ходите туда, дети! — говорила мать.
Дети не слушали; нынче поиграют на травке, завтра побегают по муравке, дальше, дальше — и забрались на княжий двор.
Ведьма чутьем их узнала, зубами заскрипела. Вот она позвала деточек, накормила-напоила и спать уложила, а там велела разложить огня, навесить котлы, наточить ножи.
Легли два братца и заснули; а заморышка, чтоб не застудить, приказала им мать в пазушке носить, — заморышек-то и не спит, все слышит, все видит.
Ночью пришла ведьма под дверь и спрашивает:
— Спите вы, детки, иль нет?
Заморышек отвечает:
— Мы спим — не спим, думу думаем, что хотят нас всех порезати; огни кладут калиновые, котлы высят кипучие, ножи точат булатные!
— Не спят!
Ведьма ушла, походила-походила, опять под дверь:
— Спите, детки, или нет?
Заморышек опять говорит то же:
— Мы спим — не спим, думу думаем, что хотят нас всех порезати; огни кладут калиновые, котлы высят кипучие, ножи точат булатные!
«Что же это все один голос?» — подумала ведьма, отворила потихоньку дверь, видит: оба брата спят крепким сном, тотчас обвела их мертвой рукой — и они померли.
Поутру белая уточка зовет деток; детки нейдут. Зачуяло ее сердце, встрепенулась она и полетела на княжий двор.
На княжьем дворе, белы как платочки, холодны как пласточки, лежали братцы рядышком.
Кинулась она к ним, бросилась, крылышки распустила, деточек обхватила и материнским голосом завопила:

— Кря, кря, мои деточки!
Кря, кря, голубяточки!
Я нуждой вас выхаживала,
Я слезой вас выпаивала,
Темну ночь недосыпала,
Сладок кус недоедала!

— Жена, слышишь небывалое? Утка приговаривает.
— Это тебе чудится! Велите утку со двора прогнать!
Ее прогонят, она облетит да опять к деткам:

— Кря, кря, мои деточки!
Кря, кря, голубяточки!
Погубила вас ведьма старая,
Ведьма старая, змея лютая,
Змея лютая, подколодная;
Отняла у вас отца рóдного,
Отца рóдного — моего мужа,
Потопила нас в быстрой реченьке,
Обратила нас в белых уточек,
А сама живет — величается!

«Эге!» — подумал князь и закричал:
— Поймайте мне белую уточку!
Бросились все, а белая уточка летает и никому не дается; выбежал князь сам, она к нему на руки пала.
Взял он ее за крылышко и говорит:
— Стань белая береза у меня позади, а красная девица впереди!
Белая береза вытянулась у него позади, а красная девица стала впереди, и в красной девице князь узнал свою молодую княгиню.
Тотчас поймали сороку, подвязали ей два пузырька, велели в один набрать воды живящей, в другой — говорящей. Сорока слетала, принесла воды. Сбрызнули деток живящею водою — они встрепенулись, сбрызнули говорящею — они заговорили.
И стала у князя целая семья, и стали все жить-поживать, добро наживать, худо забывать.
Top
  Отправлено: Апр 1 2010, 14:16


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 558
Пользователь №: 943
Регистрация: 24-Ноября 09

Репутация: 6






Хочу рассказать вам, дорогие мои, сказочку о Принцессе и Драконе

Сказка про Принцессу и Дракона.

Жила-была прекрасная Принцесса. Жила она в роскошном замке в окружении придворных и слуг. За папой-королем и мамой-королевой она была, как за каменной стеной и ничего не боялась. Другое дело, что и жизнь она себе представляла довольно плохо. За всю свою жизнь Принцесса прочитала огромное количество рыцарских романов и прекрасно представляла, что с ней будет дальше. За ней должен был явиться Рыцарь в сияющих доспехах, и она вышла бы за него замуж. К этому радостному событию Принцесса и готовилась, занимаясь между делом стандартными принцессьими делами: чтением книжек, пением песен, сменой нарядов и расчесыванием своих длинных роскошных волос.
И вот однажды, когда она сидела у пруда и расчесывала волосы, ее заметил пролетающий мимо кровожадный Дракон, гроза и ужас всех окрестных земель. А Принцесса, как мы уже говорили, была ну очень хорошенькая! Дракон мельком глянул на нее, потом развернулся и глянул еще раз. И еще. Она ему понравилась. Он сложил крылья и приземлился рядом с Принцессой. Принцесса, с интересом наблюдавшая за маневрами Дракона, польщено упала в оборок. Тут Дракона заметила королевская стража и тому ничего не оставалось, как осторожно подхватить Принцессу и отнести ее туда, где ее можно было бы рассмотреть в более спокойной обстановке. Этим местом Дракон выбрал собственную пещеру...
К тому времени, как они долетели туда, Принцесса уже пришла в себя. Она не плакала, так, как знала, что от слез на лице появляются некрасивые красные пятна... Но улыбку в данной ситуации она посчитала неуместной, поэтому сохраняла на лице выражение легкой грусти. Дракон аккуратно положил Принцессу на землю и сел рядом, задумчиво разглядывая это чудо. Нельзя сказать, что раньше он не видел красивых девушек, но уж очень ему понравилась Принцесса.
"Только не ешь меня сразу - сказала Принцесса мелодичным голосом - Мне нужно дождаться прекрасного Рыцаря!"
Взгляд Дракона стал слегка ошалевшим. "А-а-а-а... Ну, хорошо..."
Честно говоря, он не знал, что ему делать в сложившейся ситуации и, поэтому, решил покормить свою гостью. "Ты хочешь есть? У меня есть мясо, я могу зажарить его для тебя." –сказал он.
"Мясо? - засомневалась Принцесса - Мне нельзя мясо, оно вредно для фигуры. Может, у тебя есть фрукты?" "Ну, вон там, на холме, растет яблоня. Ты можешь пойти и сорвать себе яблоко."
"Сорвать? Чтоб я, Принцесса, сама рвала себе яблоки с дерева? Да за кого
ты меня принимаешь, Дракон! "- воскликнула Принцесса и гордо отвернулась.
"Ну, тогда голодай" - спокойно ответил Дракон и полез в свою пещеру. Там он
удобно устроился на куче драгоценностей и прикрыл глаза, наслаждаясь отдыхом. Недолго постояв у входа, Принцесса тоже полезла следом. Дракон уже успел позабыть о ее существовании, когда она появилась перед ним.
Первым делом, поправив платье и прическу, Принцесса строго спросила у Дракона: "И что дальше? Ты, что, не будешь меня есть, чтоб на мои крики примчался Рыцарь?"
"Я не ем Принцесс, тем более таких симпатичных - галантно, но чуточку устало ответил Дракон - И вообще, я предпочел бы поспать."
"Но что делать мне?" - воскликнула Принцесса.
"Ну, ты можешь пойти обратно в замок, к вечеру до него доберешься. Извини, я не могу отнести тебя назад, а то стража меня обязательно подстрелит" "Нет, как же я буду выглядеть, если приду назад? Скажут, что я сама с тобой справилась, решат, что я сильная, и никто не захочет на мне жениться! Принцессы должны быть слабыми!"
"Ну, тогда ты можешь остаться здесь и подождать своего Рыцаря. Только не шуми, хорошо?" С этими словами Дракон свернулся клубком и заснул.
Делать нечего. Принцесса побродила по пещере, устала, проголодалась и захотела пить. Выйдя из логова Дракона, она увидела прозрачный ручеек, весело журчавший невдалеке. Но рядом не было служанки, чтоб подать ей прекрасный кубок с водой. Что делать, Принцессе пришлось напиться из собственных ладоней...
Та же история произошла и с едой. Девушке пришлось не только самолично сорвать яблоки, но и залезть за ними на дерево. Утолив голод и жажду, Принцесса вернулась в пещеру и устроилась спать под боком у Дракона. Так потянулись дни. Утром Дракон улетал на охоту, а Принцесса оставалась в логове. Первое время она внимательно вглядывалась в даль - не скачет ли на ее спасение
прекрасный рыцарь? Но рыцаря все не было и однажды Принцесса поймала себя на
мысли, что ждет уже не Рыцаря, а Дракона. Потому, что с ним было интересно. Он много рассказывал Принцессе про дальние страны, бескрайние моря и неприступные
горы. Иногда приносил ей дивные фрукты и прекрасные цветы.
А однажды взял с собой в полет. Принцесса кричала от восторга, сидя на драконьей шее и ощущая, как гибкое тело движется под ней. Встречный ветер был ледяной, но они все набирали скорость... Дракон заставил ее по-другому взглянуть на мир. Роскошное платье она сняла на третий день, когда поняла, что без стирки кружева и золотое шитье долго не протянут. С тех пор она носила короткую (до колен!) юбочку из кожаных полос и кожаную же жилетку, перехваченную в талии широким поясом с
украшениями, ходила босиком. Этот кожаный доспех она случайно нашла в сокровищнице Дракона, он был украшен мелкими драгоценными камнями и, видимо, раньше принадлежал какой-то воительнице. По вечерам Принцесса и Дракон долго сидели у костра и разговаривали. Иногда она пела ему песни, а иногда он танцевал для нее в небе.
Но вот однажды, на следующее утро после того, как Дракон взял с собой Принцессу в полет, она увидела вдалеке на дороге фигуру всадника, который
стремительно приближался к пещере. Его доспехи ярко сияли на солнце и Принцесса без труда узнала Рыцаря. Дракон в это время был на охоте, и Принцесса порадовалась этому - ей вовсе не хотелось, чтоб Дракона убивали. Он был к ней добр...Рыцарь, с улыбкой, сияющей так же, как и его доспехи, отвез Принцессу в замок. Всю дорогу он пел ей баллады,читал стихи и говорил выспренные комплименты - чем сильно утомил Принцессу. Дома ей все очень обрадовались и тут же провозгласили, что через три дня состоится свадьба Принцессы и Рыцаря. И тут же стали готовиться. Принцессе срочно начали шить подвенечный наряд, а Рыцарь пошел пировать с друзьями.
Вечером Принцесса, порядком подуставшая от примерок, стояла на балконе своей
башни и глядела на садящееся солнце. Внизу Рыцаря в некогда сияющих, а теперь порядком потускневших доспехах, тихо тошнило в замковый ров. Покои казались
тесными и душными, обувь жала, платья были неудобными, а прежние радости и
развлечения казались глупыми. Принцесса вспомнила глубокие черные глаза Дракона, с золотыми искорками на дне, его рассказы и полет и ей стало грустно.... Тогда
она поняла, что больше не принцесса. Что ей не нужны не наряды, ни замок, ни
Рыцарь. Что ей нужен Дракон. Я не буду рассказывать, как ночью она сбежала из замка, как к утру, уставшая и исцарапанная, выбрела к логову Дракона. Как влетела в пещеру и Дракон, не спавший всю ночь, вскочил на ноги. Он тоже затосковал без своей Принцессы. Они долго стояли, прижавшись друг к другу и слезы принцессы падали на шипастую морду Дракона. Что они сказали друг другу тем утром и вовсе не наше дело, но только потом они улетели далеко-далеко, на остров, где алеют клены и остались там жить. И когда тебе станет грустно и покажется, что вся жизнь не удалась, то вспомни, что далеко в синем море есть остров с алыми кленами, где живут бывшая Принцесса и Дракон.
И они счастливы...

Нажмите для увеличения
Присоединённое изображение
PMEmail PosterICQ
Top
Отправлено: Апр 6 2010, 08:29


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 366
Пользователь №: 422
Регистрация: 24-Сентября 09

Репутация: 8






ПЕРВЫЙ МОРОЗ



Лужа
Корочкой блестит.
Вкусно
Корочка хрустит.

Корочку
Испёк мороз
И в подарок
Нам принёс.

И теперь
Со всех дорог:
Хруст! Хруст!
Из-под шин
И из-под ног:
Хруст! Хруст!

Будто
зимним пирогом
Захрустели
все кругом!
......................................................................................
КАКУЮ ВЫБРАТЬ ЁЛОЧКУ?


Какую выбрать ёлочку?
Пушистую пушистую,
Пушистую пушистую,
Душистую душистую,
Чтоб ствол в смолистых капельках,
Иголки
Синеватые,
Идём скорее, ёлочка,
Знакомиться с ребятами.

Мы взяли гостью из лесу
Пушистую пушистую,
Пушистую пушистую,
Душистую душистую,
Внесём с мороза в комнату,
Украсим
Ветви тесные,
И сразу станет празднично,
И сразу станет весело.
...................................................................................................................
ВСЕ ВАЛЯЮТСЯ ОТ СМЕХА!

С горки сани,
С горки лыжи,
Лезу в гору -
К солнцу ближе!

И без лыж
И без саней
Съеду с горки
Всех быстрей.

Весело!
Весело!
Держу равновесие.

А внизу
не устоял,
Головой
в сугроб
Попал.

Раз нога,
Два нога,
Из сугроба,
Как рога.

Вот потеха!
Вот потеха!

Все
Валяются от смеха.
...................................................................................................................
СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЁК

Солнце
в землю луч воткнёт -
Первой травке путь пробьёт.
На деревья
кинет взгляд -
почки звонко затрещат.
А на улицу прольётся -
Каждый
солнцу улыбнётся.
..............................................................................................................





--------------------
"Помолитесь Небесам и Небеса помолятся за вас!!!"
"Храни Вас и ваших родных, Всевышний."
......................................................................................
Задоренко Оксана
PMEmail Poster
Top
Отправлено: Апр 6 2010, 16:07


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 558
Пользователь №: 943
Регистрация: 24-Ноября 09

Репутация: 6






Дорогие наши читательницы, нашла еще одну очень интересную сказочку про ПРИНЦЕССУ ИЗ АПЕЛЬСИНА.
Вот, почитайте...

Жил-был на свете принц, красивый двадцатилетний юноша. И захотелось ему жениться. Стал король приглашать ко двору разных принцесс, одна красивее другой. Но никто из них не приглянулся юноше.
- Эта, отец? Да разве вы не видите, какие у неё волосы! Все равно что усы у кукурузного початка! Эта? Черна, как котелок для поленты. А у этой нос картошкой.
Словом, ни одна ему не угодила, и бедняжки принцессы, раздосадованные и обиженные, со слезами уехали восвояси.
- Всё же, сын мой, надо тебе на ком-нибудь жениться, детей завести...
- Конечно, отец. Надоело мне жить в одиночку. Но нельзя же жениться на ком попало, как по-вашему?
- Так что же теперь делать?
- Дайте мне денег да доброго коня, поеду я по свету искать себе невесту. Глядишь и найду. А коли никто не полюбится, навек бобылем останусь.
Сказал - и отправился в путь. Изъездил край из конца в конец, да все попусту.
Вот едет он однажды глухим лесом, видит, в зарослях ежевики старая женщина притулилась - жалкая да иссохшая, вся в лохмотьях, от холода дрожит. Принц был добр душою, как добр наш итальянский хлеб. Спрыгнул он с коня и спрашивает старушку:
- Не холодно тебе, бабушка, в такой ветхой одежде?
- Уж так зябко, так холодно, что и сказать не могу!
- Вот, возьми.- И принц протянул старушке свой великолепный плащ, весь жемчугом и алмазами расшитый. А потом и говорит: - Прими и этот кошелёк с деньгами.
- Спасибо, добрый человек. Скажи, куда путь держишь? - молвила старушка.
Рассказал принц, что ищет-ищет, да никак не сыщет себе невесту, придётся ему, видно, возвращаться домой ни с чем.
- Ого, знаю я одну красавицу, зовут её принцессой из Апельсина. Видел бы ты её! Личико смуглое, румяное, глаза темные! А губы алые! Красавица!
- Скажи поскорее, добрая женщина, где найти эту принцессу! Сдаётся мне, я уже полюбил её.
- Так слушай. Езжай прямиком по этой дороге, пока не доберёшься до глухой чащобы, там лачужка стоит. Как войдёшь - сам поймёшь, что надобно делать. Но сначала съезди в город и купи разной женской одежды. Она тебе пригодится. Не забудь о гребнях и шпильках. Счастливого пути, сынок!
Поскакал принц в город, наряды покупал - денег не жалел и помчался в лес, к лачужке.
Тук-тук-тук!
- Входите.
Вошёл принц в дом. Кухня вся черным-черна от сажи, в одном углу трухлявый шкаф стоит, в другом - старенькая старушка у очага сидит, палкой золу ворошит.
- Что тебе надобно в моём доме? - спрашивает.
- Да вот решил заглянуть на огонёк, привёз тебе всякой одежки,- отвечает юноша.
- Что за молодец! - обрадовалась старушка.
Накинул принц ей на плечи красивую шаль, помог умыться, подобрать волосы шпильками и даже вдеть в уши серёжки. Вмиг преобразилась старушка. Видная, статная, как есть королева!
- Ох, спасибо, уж такое спасибо тебе! Чего ж ты желаешь за всё, что для меня сделал?
- Ничего не хочу. Скажи только, где мне найти прекрасную принцессу из Апельсина?
- Ах, вот чего ты хочешь...
Встала старушка на ноги, доковыляла до шкафчика и вынула оттуда три апельсина.
- Слушай меня внимательно. Возьми эти апельсины и по одному очисть от кожуры. Тут твоя невеста и появится. Да смотри: очищай их обязательно близ ручья.
Поблагодарил принц старую женщину, взял апельсины и уехал.
Едет-едет, и так ему захотелось расковырять хоть один апельсинчик! Стал он искать поблизости какой-нибудь ручеёк, да нигде не нашёл. А у него уж и терпенья не стало... "Жалко, конечно, что нет здесь никакой воды поблизости,- подумал он.- Уж очень мне хочется посмотреть, какова собой девушка". И начал сдирать кожуру с плода.
Вот показалась одна девичья рука, потом вторая. И, сбросив апельсиновую кожуру, встала перед принцем прекрасная девушка.
- Скорее дай мне испить воды! - просит она.
Растерялся принц, стоит озирается, нет нигде ни капли воды!
- Прости, нет у меня воды!
- Увы, значит, я должна умереть.- И с этими словами девушка исчезла.
Обидно было принцу упустить такую красавицу, да делать нечего, поехал он дальше. Держит в руках второй апельсин, проклятое любопытство так его и разбирает. Не удержался юноша, очистил апельсин, предстала перед ним девушка ещё прекраснее, чем первая.
- Скорее подай водицы напиться,- просит она.
- Да нет у меня воды...
- Увы, значит, я должна умереть.- И с этими словами девушка исчезла.
- Ну, уж теперь ни за что не дотронусь до апельсина, пока не сыщу источника,- сказал себе принц.
И вот наконец добрался он до родника. Радостный, соскочил с коня и начал потихоньку снимать кожуру с третьего апельсина. Явилась ему третья девушка - прекрасная как солнце и с глазами как синее небо. Просит красавица юношу:
- Принц, дай мне скорее воды!
Бросился юноша к роднику, набрал в пригоршни ключевой воды и дал девушке напиться.
- Благодарю,- сказала она и поцеловала юношу.
Понял принц: она-то и есть его суженая. Счастливый и веселый, посадил юноша невесту на коня и повёз с собою. К вечеру добрались они до заезжего дома близ Рима и заночевали. Поутру принц говорит красавице из Апельсина:
- Хочу я купить тебе самые распрекрасные наряды, а ты жди меня здесь.
Поцеловал он красавицу, вышел во двор и просит хозяйку:
- Смотри береги мою невесту, чтоб до моего возвращенья никто ей зла не причинил. Я быстро вернусь.
Бросил ей кошелёк с деньгами и помчался в город.
А хозяйка-то была злой колдуньей. Только принц уехал, отозвала она в уголок свою дочку, безобразную, как пугало, и шепчет ей:
- Да разве это дело, чтоб не ты вышла замуж за такого красавца! Хочешь быть его женой?
- Само собой, хочу.
- Ладно. Положись на меня.
Поднялась колдунья в комнату принцессы из Апельсина и говорит:
- Принц просил, чтоб я тебя причесала.
- Спасибо, но я всегда сама причесываюсь.
- Как же ты справляешься с такими косами до пят?
- Да уж справляюсь,- улыбнулась девушка.
- Давай все-таки я тебя причешу.
Ладно, согласилась девушка. Стала злая колдунья расчесывать ей волосы. А как расчесала, воткнула принцессе шпильки прямо в голову. Не простые шпильки, заколдованные. Превратилась тут девушка в ласточку, вспорхнула птичка, покружилась по комнате и порх в окно.
- Скорее иди сюда,- крикнула колдунья дочери.- Сиди в комнате, жди принца.
В полдень вернулся юноша домой. Взбежал по лестнице, влетел в комнату, увидел колдуньину дочку и оторопел:
- А где же моя невеста?
- Я это и есть. Только иссохла от тоски, тебя поджидая,- отвечает колдуньина дочь. И давай вздыхать и плакать.
Никак не верит принц, что перед ним невеста. "Не в тоске тут дело,- думает.- У этой уродки злое сердце". Но слова своего он нарушить не мог и сказал обманщице:
- Что ж, едем во дворец, нас там ждут.
Поехали они в Рим. Король с королевой на радостях, что сын наконец-то решил жениться, толком не разглядели, как зла и дурна собой будущая невестка. В тот же день назначили свадьбу и устроили большой праздник. Обед приготовили на славу. И мороженое на столе, и орешки, и всяческие сладости. На королевской-то кухне кастрюлек много!
Повар на кухне кушанья готовит, королевских гостей потчевать спешит. Вдруг слышит, чей-то тоненький голосок поёт:
Повар, повар у плиты,
Заклинанье слушай ты:
Чтоб жаркое подгорело,
Чтобы ведьма не поела!
Остолбенел повар. Осмотрелся - нет никого, только ласточка на подоконнике сидит. Вытащил он жаркое из духовки - а оно все сгорело.
Приготовил он наскоро другое блюдо, поставил жариться, а голосок снова поет:
Повар, повар у плиты,
Заклинанье слушай ты:
Чтоб жаркое подгорело,
Чтобы ведьма не поела!
Оборотился повар к окну, а там опять ласточка сидит и на него пристально глядит. И снова жаркое в угли превратилось.
Испугался повар, бросил все кастрюльки и сковородки, побежал к принцу и рассказал ему, что делается на кухне.
- Да тебе не приснилось ли? - удивился юноша.
- Какое там, принц, чистая правда!
- А ну-ка пойдём, посмотрим.
Колдуньина дочь почуяла неладное и шепчет принцу:
- Куда же ты? Бросаешь невесту в день свадьбы? Останься со мной!
Но принц её слушать не стал - на кухню пошёл.
В третий раз поставил повар жариться кусок мяса. Когда кушанье было почти готово, голосок пропел ту же песенку. И опять мясо дочерна подгорело. А на окне - снова ласточка сидит...
- Я хочу поймать её,- говорит принц.
- Не трогай ласточку, это ведь ведьма! - кричит невеста; мигом примчалась она на кухню вслед за принцем.
Подошёл юноша к окну, и ласточка сама далась ему в руки. Стал он гладить птичку и нащупал что-то твёрдое у неё в головке. Вытащил одну шпильку - показалась одна девичья рука, вытащил другую - другая рука, вытащил третью шпильку - предстала перед ним красавица из Апельсина. Бросилась она в объятья юноше, и рассказала всё, как было.
- Ах ты, обманщица! - крикнул принц колдуньиной дочери.
Схватили колдунью, крепко связали и бросили в темницу. А принц с принцессой поженились и устроили такой свадебный пир, что в словах не описать.
Ну, а я залез под стол
И там косточку нашёл.
Меня по носу пинали -
В глазах искры засверкали.
Но хоть я не пообедал,
Все ж вам сказочку поведал.

Присоединённые изображения
Присоединённое изображение
PMEmail PosterICQ
Top
  Отправлено: Апр 8 2010, 08:33


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 558
Пользователь №: 943
Регистрация: 24-Ноября 09

Репутация: 6






А сегодня я хочу поведать вам романтичную и поучительную сказку о Дне влюбленных....

В одном царстве, в одном государстве жила Прекрасная Принцесса. Она была так красива, что графы, князья, принцы и короли всего мира предлагали ей руку и сердце. Но она не соглашалась, потому что не любила их.

Тогда решила Принцесса обратиться к Волшебнице, чтобы та помогла найти любимого человека. Подумала Волшебница и говорит: «Хорошо. Я помогу тебе. Ты сможешь выбирать из лучших мужчин в мире в течение недели – до Дня Святого Валентина. Но если по истечении отведенного срока ты так и не найдешь своей любви, я отниму у тебя самого близкого тебе человека. Кого ты мне отдашь?»

А у этой Принцессы был друг – Иван. Когда ей было грустно – он веселил ее, когда она плакала – утешал. Когда ей нужна была помощь – Иван был тут как тут. Стоило принцессе чего-нибудь захотеть – ее друг тут же приносил это! Девушка и не помнила такого дня, чтоб его не было рядом.

Подумала она и сказала: «Я согласна, если я не найду своей любви, то забирай Ивана. Он мне ближе всех».

На том и порешили.

Приходит на следующий день Принцесса к Волшебнице.

– А каким должен быть человек, которого ты можешь полюбить? – спросила Волшебница.

– Богатым, – ответила Прекрасная Принцесса.

И тогда ее привезли к самому Богатому на земле человеку.

– Прекрасная Принцесса, выходи за меня замуж. Если ты меня полюбишь, я брошу к твоим ногам золото, серебро, жемчуга и алмазы. У тебя будет огромный дворец, куча слуг, ты станешь одеваться в шелка и вкушать самые дорогие яства.

– Полюбила б я тебя, но уж больно ты некрасивый…

И тогда ее отвезли к самому Красивому на свете мужчине.

– Прекрасная Принцесса, выходи за меня замуж. Если ты полюбишь меня, то сможешь каждый день любоваться моим прекрасным телом, трогать меня и восхищаться мной. Ты сможешь говорить всем подругам, что твой муж – самый красивый на свете, и они будут тебе завидовать.

– Полюбила бы я тебя, но уж больно ты глупый…

И отвезли ее к самому Умному на свете мужчине.

– Прекрасная Принцесса, выходи за меня. Если ты полюбишь меня, я буду читать тебя книги великих ученых. Мы будем сутками, неделями и месяцами проводить опыты, открывать новые планеты и создавать новые вещества.

– Полюбила бы я тебя, но уж больно скучно с тобой...

И тогда ее отвезли к самому Веселому на свете мужчине.

– Выходи за меня замуж, Прекрасная Принцесса. Если ты полюбишь меня, то будешь все время петь, плясать и танцевать. Мы будем смеяться над бедняками, потешаться над стариками, глумиться над слабаками! Это очень весело!

– Полюбила бы я тебя, но уж больно ты злой…

Тогда отвела ее Волшебница к самому Доброму на свете мужчине.

– Выходи за меня замуж, Прекрасная Принцесса. Если ты полюбишь меня, мы будем помогать людям. Мы будем оберегать стариков и детей, мы будем выхаживать животных и птиц.

– Полюбила бы я тебя, но уж больно ты бедный…

Наступил канун Дня всех влюбленных.

Пришла Волшебница к Принцессе и говорит: «Ты хотела богатого, красивого, умного, веселого, доброго. Я предлагала тебе таких мужчин, но ты так никого и не полюбила. Завтра я заберу у тебя Ивана».

Закручинилась принцесса, запечалилась. Уж так ей не хотелось с другом расставаться!

Да, он не очень богатый – зато делится всем, что у него есть.

Да, он не очень красивый – зато смелый и сильный.

Да, он не самый умный – но он всегда находит нужные слова.

Да, он не веселится днями напролет – но он чуткий и заботливый.

И он не ко всем добр – зато он добр к Принцессе.

И поняла Прекрасная Принцесса, что никто ей не нужен, кроме Ивана. И кинулась она к Волшебнице со словами: «Люблю я Ивана. Не забирай его у меня, отдай».

Волшебница покачала головой, да что делать. Пришлось оставить юношу Принцессе.

А на следующее утро – в День всех влюбленных – сыграли они свадьбу и стали жить-поживать, да добра наживать. И родилось у их много деток и внуков.

И всем им, когда они вырастали, Принцесса говорила: «Не ищите любовь. Оглянитесь – она всегда где-то рядом».



Присоединённые изображения
Присоединённое изображение
PMEmail PosterICQ
Top
Алина Кирпичева
Отправлено: Апр 10 2010, 20:42


Unregistered














Пустыня: почему в ней ночью холодно, а днем жарко.

Прогноз погоды. Сегодня по области и в городе плюс 18-20, местами кратковременные осадки в виде дождя, ветер северо-восточный, 5-7 метров в секунду, порывами до 12. Эх, все равно вранье… сколько не слушай прогнозы – никогда не совпадет. Сказали бы сразу – температура в ближайшие сутки будет где-то в диапазоне от минус 10… до плюс 40. Точно бы не ошиблись… А интересно, есть на самом деле такие места на Земле, где ночью минус 10, а днем плюс 40? Где на земле можно за один день обгореть и продрогнуть до костей? Не поверите, но, оказывается, есть такое место!

Захватив шорты, темные очки и шапку-ушанку, команда Галилео отправилась в… обычную пустыню.

Мы померили дневную температуру. +45 градусов. Теперь ночные измерения…+5. Вот так разница! Почему в других местах таких температурных перепадов нет?

Было решено провести эксперимент. Мы взяли теннисный мячик и лампочку. Нагрели мячик под лампой. Какая часть мячика нагреется больше всего? Конечно та, которая ближе всего к лампе. Как вы понимаете, тепло и свет лампы попадают на поверхность мячика по кратчайшему расстоянию под прямым углом. А вот полюса мячика освещают и согревают только рассеивающиеся лучи и тут они проходят практически мимо поверхности. Точно так же обстоит дело и с шаром, на поверхности которого живем мы. Больше всего тепла получает экватор, а меньше всего полюса. Так, что в пустыне законы физики бессильны? Не торопитесь. Смотрим дальше.

Известно, что теплый воздух поднимается, а холодный опускается вниз. Таким образом, теплый воздух над экватором поднимается в небо. Он не улетает к звездам, потому что его держит земное притяжение. Куда же он девается? А он на большой высоте летит к полюсу, где холодно и там снова опускается на землю, по земле ползет до экватора и снова взлетает. Получается, что на земле существует два непрерывных потока циркуляции воздуха – к северу и югу от экватора.

Теоретически верно. Но мы не забыли, что земля вертится! Мы же Галилео!

Из-за вращения получается, что на земле циркулирует не 2 воздушных потока, а целых шесть! И вот в тех местах, где воздух опускается к земле он холодный, но постепенно нагревается и приобретает возможность вбирать в себя пар и как бы «выпивает» влагу с поверхности. Поэтому планету обвивают два пояса засушливого климата – это и есть место, где зарождаются пустыни.

Итак, мы ответили на вопрос, почему в пустыне сухо.

А почему в пустыне жарко? А жарко в ней – потому что сухо! Как же низкая влажность влияет на температуру?

Очень просто – в воздухе нет влаги, следовательно, солнечные лучи не задерживаясь, достигают поверхности почвы и нагревают ее. Поверхность почвы нагревается очень сильно, а отдачи тепла не происходит – нет воды, чтобы испарять! Поэтому так жарко! И в глубину тепло распространяется очень медленно – из-за отсутствия все той же теплопроводной воды.

С жарой понятно! Но почему ночью холодно? Потому же, почему и жарко. Из-за сухости воздуха. В почве нет воды, а над землей нет облаков – значит, нечему тепло удерживать!

Теперь понятно, почему собираясь в пустыню, надо брать два комплекта одежды – для зимы и лета? Чтоб за один день не обгореть и не замерзнуть.

Да… представляете – приходите вы на прием ко врачу:

— Здравствуйте доктор, что-то горло болит, простыл наверное, выпишите мне чего-нибудь лекарственного… Где простыл? Да в пустыне… В Сахаре… В пустыне говорю, простыл. Холодно там!… К кому обратиться? А он, по каким дням? Ага – ща, запишу: психиатр вторник-четверг с 2-х до 8-ми.Хорошо! Спасибо. До свидания!

Подводная лодка: что у нее внутри?

Последний русский император Николай II в 1902 году издал указ о создании русского подводного флота. Тогда трудно было себе представить, что менее чем через 80 лет под водой можно будет прятать «игрушки» длиной 90 метров и высотой с трехэтажный дом.

Это размеры дизельной подлодки, которая изготовлена в конце восьмидесятых и снята с боевого дежурства чуть больше 10-и лет назад. Так что все ее устройство принципиально ничем не отличается от устройства современных лодок такого же класса.

Лодка вооружена 24-я торпедами, которые через 6 торпедных аппаратов всегда готовы поразить корабль противника. Восьмиметровые торпеды через специальный люк грузятся в лодку, а потом на талях подводятся к месту крепления. Когда торпеда запускается, она не оставляет следа на воде благодаря специальным винтам. К тому же торпеда самонаводящаяся, так что шансов уклониться от ее удара, практически нет.

Если матрос хочет из торпедного отсека перейти в другой отсек, он должен получить разрешение от начальства. Ведь все люки в подлодке всегда закрыты. Матрос спрашивает разрешение по телефону, а если вдруг телефон не работает, придется общаться с помощью азбуки перестукивания.

Каждый ли матрос хочет стать капитаном. Персональная капитанская каюта на лодке более чем скромна. На такую кровать не всякий уляжется. Офицеры живут в каютах по двое, а матросы спят прямо между механизмами лодки. Интерьер, конечно, специфический, зато попросторней будет. Одновременно на вахте находятся 30-35 человек и столько же в это время отдыхают.

От каюты капитана буквально рукой подать до каюткомпании, камбуза и медпункта. Получил от капитана накачку, перекусил и – в медпункт. Всё рядом. Медицинский изолятор на подлодке при необходимости используется еще и как камера для заключенных. Тоже не очень-то просторно.

Здесь же так называемый душегальюн. Это совмещенный санузел, как в хрущевских пятиэтажках. Только еще меньше по размеру. Моются подводники забортной водой.

Командный пункт подлодки. В этом, почти пушкинском, кресле сидит обычно… нет, не командир. Боцман. Боцман на подлодке, после командира, конечно, самый важный человек. Потому что именно боцман с помощью этих манипуляторов непосредственно управляет кораблем. Скорость лодок такого класса и в надводном, и в подводном положении примерно 30 км в час.

Когда поступает приказ на всплытие, воздух под давлением в 240 атмосфер – то есть, в 240 раз больше обычного земного давления – выдувает воду из балластных цистерн. Вот почему подлодки всплывают буквально со свистом. Это воздух свистит.

Боцман управляет и погружением. Через отверстия, которые называются шпигатами, вода сама, безо всякого всасывания, заливается в балластные цистерны. Наша подлодка может погрузиться на глубину до 300 метров. Но если лодка просто сразу провалится в глубину, она потеряет устойчивость и управляемость. Именно поэтому подлодки не ныряют, а с помощью этих носовых рулей с наклоном уходят вниз. Такое погружение занимает всего несколько десятков секунд.

Ну, а как только погрузился, сразу к штурману – давай курс! У штурмана есть свой перископ, через который он смотрит на звезды и по ним определяет положение лодки в мировом океане. Командирский перископ расположен перед штурманским. На боевом походе подлодка время от времени всплывает, командир оглядывает горизонт и, не обнаружив противника, вновь погружается.

Дизельная подлодка может непрерывно плыть под водой не больше 10 суток. А потом все равно приходится всплывать минимум на 6 часов, чтобы зарядить аккумуляторные батареи, которые обеспечивают работу трех мощных электродвигателей. При зарядке батарей лодка еще и проветривается. А чтобы экипаж не задохнулся от выдыхаемого углекислого газа, в каждом отсеке находятся аппараты регенерации воздуха. Они заряжены специальными химическими кассетами, которые непрерывно вырабатывают кислород.

Распорядок дня на подводной лодке жестко регламентируется. И, как на любом военном корабле, каждые полчаса звучит корабельный колокол. В далекие времена часы на кораблях были песочными, из стекла. Поэтому обозначить колокольным звоном точное время называется у моряков «отбить склянки».

Чтобы команда под водой не загрустила, кок потчует моряков черной и красной икрой – это официальная привилегия подводников. Каждый офицер и матрос получает в день не меньше 500 гр. мяса и – представьте себе – от 50 до 200 гр. красного сухого вина, чтобы кровь лучше бежала по венам. Так что кто любит икру и красное сухое, вам прямая дорога в подводный флот.

А по прибытии в родную гавань еще одна неукоснительная традиция – команда, которая выполнила боевую задачу, получает жареного поросенка.

Так что помните: служба на подводной лодке просто-таки полна удовольствий.

Профессия – клоун

Клоунов любят все. Публика всегда ждёт их появления на арене. Ведь, выступление клоуна - это всегда ярко и всегда очень весело!
Но когда представление заканчивается, и клоун скрывается за кулисами под аплодисменты зала, становится ясно, что мы ничего не знаем об обратной стороне этой профессии.

Итак, знакомьтесь - клоун Игорь Яшников!

Игорь живёт... в фургоне. Ведь он артист цирка-шапито, постоянно переезжающего с места на место.

Внутри фургона всё, чтобы клоун чувствовал себя человеком. Сейчас Игорь он проведёт экскурсию. Плита… Душ... биотуалет. ...Люк в крыше!

Пока мы оглядывались по сторонам, клоун собрался на работу – благо идти недалеко.

От амплуа клоуна зависит успех. Раньше у клоунов выбор был не большой. Либо белый…. – вот такой – то есть самодовольный напыщенный всезнайка…Либо рыжий…. То есть веселый, глуповатый простачок.

Кому, как вы думаете, доставались все аплодисменты ? Конечно, рыжему!

Все изменилось в советское время. Знаменитый Карандаш уже и не белый, и не рыжий. Из грима - чуть-чуть пудры и подводка для глаз. Всё по идеологическим соображениям. Зачем же честному советскому человеку скрывать свое лицо?


Пара часов до начала представления. Время генеральной репетиции. А наш клоун завершает перевоплощение. Последний и неотъемлемый атрибут – ботинки. Они чуть-чуть "свободноваты". На 13 размеров больше! В таких больших ботинках надо еще уметь ходить. Так что, фирменная смешная походка клоуна - вовсе не ради потехи, а потому что по другому - никак.

А если бы не такие штаны, пришлось бы носить с собой чемодан для реквизита. Посмотрим: сколько предметов может в них поместиться! Итак…Шляпа! Корзинка! Картонка!.. Маленькая собачонка. Скоро некуда будет ставить!.. Это все?.. Вот еще – завалялось в самом глубоком кармане.

Нет, это вовсе не ошибка! Так и задумано! Интересно другое – как он умудрился не посадить на костюм ни одного пятна? И почему не набил шишку от удара?

Это яйцо - с секретом. Сначала, при помощи шприца Игорь удалил из него белок с желтком... Потом пришло время спирта. Наполняем яйцо спиртом... Теперь - скотч. Не шотландский, канцелярский.

Заклеиваем яйцо клейкой лентой.

Когда яйцо разбивается, спирт быстро испаряется и не пачкает одежду. Тогда почему же не вода? Всё дело в силе удара! Плотность спирта меньше плотности воды, соответственно сила удара яйца со спиртом - меньше.

Да и пахнет Игорь после этого, как настоящий народный артист!

Тем временем на арене - ближайшие родственники клоуна.

Клоуны и жонглеры — профессии очень близкие. Раньше и тех, и других использовали для того, чтобы отвлечь внимание зрителей, пока меняют реквизит.

Вот почему в цирковой программе клоунов и жонглеров рядом почти ни когда не ставят. После их выступлений всегда идет технически сложный номер.

Смотрите. Пока прожектор высвечивает клоуна, в темноте усердно работают люди в черном. Которые меняют ковер для следующего номера.

Так, кстати, появилась разновидность клоуна – коверный – то есть тот, кто выступал, пока перестилали арену…Подготовка закончена. Задача клоуна выполнена.

Игорь тоже начинал, как акробат. Ведь, чтобы профессионально смешить людей, нужно быть и дрессировщиком, и жонглером, и даже изобретателем.

Знаменитый Олег Попов всегда сам делал реквизит для своих номеров. А вот творение рук нашего клоуна. Следите за бицепсом.

В чём секрет!? Бодибилдинг? Надувательство!

...Резиновая груша...

...шланг

... баллон со сжатым воздухом...

Готово!

Тем временем наш клоун опять на арене – 5-й раз за представление! ...Обратите внимание: он должен повторить каждое движение на все четыре стороны, чтобы номер увидел каждый зритель. Думаете легко так сделать? Попробуйте!

И вот так раз 300 в год. В среднем в стольких представлениях участвует клоун. А сегодняшнее шоу подошло к концу.

Пора ложиться спать. Ведь завтра - новый город и новое представление!
Top
Отправлено: Апр 20 2010, 15:04


Активный пользователь
***

Группа: Друзья
Сообщений: 366
Пользователь №: 422
Регистрация: 24-Сентября 09

Репутация: 8






Королевская ночь

Рассказы про детей и для детей


-- Наш двор (предисловие)
-- Признание таланта
-- Мы были сиу...
-- Белая железная дорога
-- Город для Аленки
-- Соринка

ЧЕГО УЖЕ НЕ БУДЕТ
-- Война с королем
-- Когда распускаются черные розы
-- Королевская ночь

КАК ДЕТИ СПАСАЮТ ВЗРОСЛЫХ
-- Здесь не хватало собаки
-- Поклониться дереву
-- Добрые дела одной смешной картошки
-- Кока-фока-пока-тос!

ДЮНКА
-- Букет бабушке
-- Гусь прошелся желтолапый
-- Чертово семя
-- Вигвам.

ЛЁКА
-- Лёка и дед Мороз
-- Лёка и травы
-- Лёка и каббалисты.

ЛАДКА И ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

О ПРИРОДЕ И О СЕБЕ
1. Теремок
2. Кто-то ушел из леса
3. Молитва
4. Забытое заклинание
5. Собачий угол
6. Карусель.

НАШ ДВОР

В нашем дворе три высоких дома буквой "П" и один напротив, поодаль.
В центре стоит трансформаторная будка, а недалеко от нее - доминошный самодельный стол. По другую сторону еще один. Детский "городок". Много раскидистых тополей, от пуха которых весной чихают и сморкаются почти все жители двора и грозят рукой пушистым кронам.
Под тополями стоят скамейки. На одной из них, с высокой фанерной, выкрашенной зеленой краской спинкой в любое время года сидит Кузьмич, ветеран. На Кузьмиче твердый полувоенный картуз, толстое коричневое пальто, он с палкой, на которой держит грузные руки.
На скамейку Кузьмича время от времени кто-нибудь подсаживается и перебрасывается со стариком парой-другой слов. Старик оживает, ему бы сейчас поговорить, но тот, кто подсел к нему, опоминается и, даже не извинившись, убегает.
Перед глазами старика проходит вся жизнь нашего двора. Люди ведь не только проходят по двору, они останавливаются, разговаривают - до него доносятся те или иные слова, - порой ругаются, разбегаются, иногда дерутся (мальчишки), окликают друг друга, кричат что-то из окон... короче, старик знает всё обо всем, но что толку от этого знания, которое копится и копится, а перелиться ему некуда!
Некуда, некуда...

Однажды кто-то написал мелом на двери среднего в среднем доме подъезда:
Жильцы дома  22:
Игорь - кв. 17.
Петя - кв. 25.
Витюня - кв. 19.
Павлик - кв. 23.
Никита - кв. 18.
И т.д.
Это и есть настоящие жильцы дома  22. Остальные - взрослые. Взрослые целый день на работе, вечерами тоже заняты. А в выходные - одни по полдня лежат под машинами, словно изнутри исходит какое-то целебное излучение, другие возятся в своих квартирах: убирают, стирают, готовят обед, натирают полы, белят, красят, ремонтируют...
А некоторые целый выходной день стучат в домино. Одни стучат, другие ждут очереди. Доминошники все как один одеваются в спортивные костюмы.
Парни тоже ребятам не интересны. У них мотоциклы, гитары, плееры, мобилы, таинственные разговоры, к которым мальчишку не подпустят. Брысь, скажут, малявка! Кто ж тогда настоящие жильцы дома  22 и других домов в этом дворе?
В нашем дворе шесть собак. Черная и ласковая Цыганка, которая юлой кружит возле твоих ног. Лохматый пес-доходяга, пес-приживала, которого зовут странным именем "Вполет!". Историю этого славного имени нужно рассказать, хотя бы потому, что это целая история. Историйка.
Еще в те годы, когда в Советском Союзе запустили в космос первое живое существо, собаку Лайку, мальчишки этого двора назвали призывом "Вполет!" пригретую ими шавку. Это было, конечно, здорово. Лайка еще летала, а другая собака уже готова была занять место в космической капсуле и сделать виток-другой вокруг Земли. Их собака. Новое имя она освоила в два счета и летела к кому-то, стоило ему крикнуть: "Вполет!", со всех ног. За эту готовность к подвигу ее ценили и всегда чем-нибудь угощали. А она виляла хвостом. В полет так в полет, лишь бы кормили...
Героической собаке соорудили конуру из картонных коробок; в благодарность за жилье она лаяла всю ночь, и разбуженные лаем жильцы со всех этажей бросали в нее картошкой и яблоками из холодильников.
Потом Вполет куда-то исчезла, мальчишки немедленно отыскали у выхода из метро бесхозного грустноглазого щенка с обрывком веревки на шее и назвали тем же именем, потому что... потому что, во-первых, вообще любили собак, а во-вторых, души не чаяли в Вполете или Вполетихе, и когда она пропала, чуть не плакали.
С этого грустноглазого щенка и повелось во дворе называть каждую новую пригретую собаку именем Вполет, хотя давно уже в космосе летают люди. И сейчас, когда те мальчишки, что впервые дали собаке имя-призыв, стали уже дедушками, живет во дворе пес-доходяга, пес-приживала, который тоже охотно отзывается на это имя.
Пятый или десятый Вполет летом занимает домик Бабы Яги рядом с песочницами. Возле этого домика любят почему-то собираться дворовые и приблудные алкаши. Вероятно потому, что в домике можно, выгнав Вполета, отоспаться. И частенько поутру из домика виднеются чьи-то разбитые башмаки; а бедняга Вполет обходит этот "вытрезвитель" стороной, иногда, впрочем, на башмаки, для порядка поварчивая.
Кормят его всем домом, но он все равно тощий. Тощий, пегий, с вечно поджатым хвостом и с разными ушами, то есть одно у него торчит, а другое висит. Росточка пес среднего, для приживалы самого удобного. Квартируя у Бабы Яги, он попробовал в благодарность за еду залаять ночью, но после первого же яблока замолчал, умница, и больше лаять ночью не рискнул. Подводя итог рассказу о псе-доходяге, можно сказать, что Вполетом его назвали только в силу традиции...
Есть еще толстый и ко всем одинаково добрый Жмурик (от слова "жмуриться", а не от другого), кудлатая Шавка, и худой и трусливый Кощей, который всю зиму спит на теплом люке центрального отопления.
Погулять же выводят молодого серого дога с удивительно глупой тяжелой мордой и двух пучеглазых, вечно дрожащих собачонок, которые, когда бегут, кажутся многоногими, как инфузории. Шкура молодому догу пока велика, - она болтается на нем и собирается складками.
Что еще есть в нашем дворе? Ну, ясно, кошки - но их никто не считал. Асфальтовая площадка, которую зимой заливают водой и играют на ней в хоккей. Три гаража с расписанными граффити стенами и дверью.
Школа через дорогу, магазины чуть выйдешь из-под арки, что в среднем доме..
Через день после того, как я стал жильцом дома  22, я вынес во двор ручную пилу, молоток, плоскогубцы, гвозди, кусок фанеры и планки - решил сколотить кормушку для птиц.
Разложил все это добро на пустой скамейке, разметил на фанере квадрат и стал пилить.
Через несколько минут возле меня стоял мальчишка. Терпел он недолго.
-Дядя, это вы что пилите?
-Фанеру.
-А зачем?
-Выпиливаю квадрат.
-А квадрат зачем?
-Много будешь знать, скоро состаришься.
-Не состарюсь, - обещает мальчишка. - Скажите - зачем?
-Чтобы ты спросил.
Мальчишка некоторое время молчит.
-Не, - говорит он, - это вы шутите.
-Я серьезно. Дай, думаю, стану выпиливать квадрат - может, кто подойдет, спросит, что я делаю. Я отвечу. Так и познакомимся.
-Это вы шутите, - определяет мальчишка. - А планки зачем?
Тут подошли и второй мальчишка, и третий. Все они внимательно смотрели, как я пилю фанеру, как отмеряю следующую фигуру, брали в руки то молоток, то плоскогубцы и вслух гадали - что я такое мастерю.
Понемногу завязывался разговор.
Если вы делаете скворешню, можно услышать множество историй про птиц. А когда истории про птиц кончатся, начнутся рассказы про тех, кто птиц любит, кто держит, кто ловит, кто убивает.
А если вы ремонтируете кошкин домик, ясно, вы услышите все про кошек.
И нет ничего легче, чем разговориться о собаках.
Если вы расскажете что-то сами, в ответ услышите сто историй. Первая будет очень похожа на вашу, вторая - поменьше, третья - еще меньше, а потом пойдут истории самые разные.
Я в тот раз рассказал... уж не помню, о чем, - и мне стали рассказывать в ответ.
Пока мы разговаривали, к нам подходили и другие мальчишки. Одни, послушав, оставались, другие, постояв и как-то по-своему оценив обстановку, уходили.
Так у меня во дворе появилось много знакомых.
Где уж теперь мне было вставить свою историю, когда начиналась беседа!
Я слушал. И, конечно, каждый второй рассказ был о собаках и о том, как их, собак, обижают. А ведь иные собаки спасают человека от смерти.
-Вот я читал, - начинал кто-то, но я тут же просил рассказывать не книжное, а свое или то, что слышал от кого-то собственными ушами.
В "своих" историях собаки никого еще от смерти спасти не успели - просто не было случая, - и тогда шли рассказы про все что угодн (постепенно я узнал и историю Вполета).
Иной рассказ был такой маленький, что его можно было поместить в спичечный коробок, как кузнечика. У другого не было конца. А тот обрывался на самом итересном месте, и продолжение только следовало... И никто не знал, каким оно будет, никто - потому что автором был весь наш двор и многое, многое другое, чего не перечислишь, а главное, не предусмотришь, как не предусмотришь соринки, которая попадет в глаз, победы на хоккейной площадке или настроения, с каким придут родители с работы.
И эти рассказы - тоже нельзя считать законченными: ведь никто не знает, что еще может приключиться завтра и послезавтра с Витюней, Петей, Никитой.


--------------------
"Помолитесь Небесам и Небеса помолятся за вас!!!"
"Храни Вас и ваших родных, Всевышний."
......................................................................................
Задоренко Оксана
PMEmail Poster
Top
Отправлено: Май 4 2010, 15:01


НПЦ "Солнцево"
***

Группа: НПЦ "Солнцево"
Сообщений: 150
Пользователь №: 1892
Регистрация: 1-Май 10

Репутация: 4






Здравствуйте) Я хочу перепечатать сюда большую повесть, которая понравится ребятам постарше, лет 12-14, я надеюсь. Заранее извиняюсь за нерегулярность повествования - не всегда есть возможность. Но я постараюсь, обещаю. Итак...

Владислав Крапивин.
Та сторона, где ветер.

часть первая.
АВГУСТ
Ночью грянул норд-вест. он ударил так, что несколько шиферных плиток сорвались с крыши и застучали о деревянное крыльцо. застонали расшатанные ворота. Потом, когда первая волна ветра ушла и он сделался ровнее, Владик услышал гудение проводов. Они дрожали в потоках воздуха, как баслвые струны, и низкий звук их проникал сквозь шум ближних деревьев и беспорядочное, как перестрелка, хлопанье калиток.
Владику захотелось подняться на чердак и проверить стрелку флюгера. Но он побоялся разбудить отца. Ведь отец обязательно порснется от осторожных Владькиных шагов. Нет, пусть уж спит, он и так лег совсем недавно. Владик еще слышал неостывший запах обуглившейся газеты, которой отец рпикрывал лампу, когда сидел над чертежами.
Владик нащупал упавшее на пол одеяло, натянул его до подбородка и стал медленно засыпать под шум тополей и гудение проводов. "Циклон с северо-запада", - подумал он сквозь дремоту. Сейчас он уже и без флюгера знал, с какой стороны пришел ветер.
Темнота, словно стены черной палатки, вздрагивала под ветром. И вот наконеу он пробил ее, рассыпав редкие оранжевые искры. Они выросли, превратились в яркие шары с пушистыми лучами и заплясали вокруг Владика, разрывая темноту в клочья. Так всегда начинался самый хороший сон.
Но сейчас в него вмешалось что-то чужое и недоброе.
Откуда-то из глубины донеслись шаркающие шаги тетки.
"Приехала уже! - недовольно подумал Владик. - И когда успела?" Медленно и скрипуче тетка заговорила издалека:
-Продырявил крышу-то. Навтыкал всяких палок. Все не как у людей! У других-то уж, если не дал господь...
-Чего не дал? - поднимаясь, тихо спросил Владик и почувствовал, как от обиды и злости холодеет лицо.
Тетка замахала руками и стала быстро уменьшаться, словно таять.
-"Господь"... - сквозь зубы сказал Владик.
Но маленькие оранжевые солнца снова закружились перед ним, сливаясь в яркие полосы, и темнота рассеялась совсем. Владику снилось, что кругом уже день и, как зеленые костры, полыхают на ветру деревья...

Ну вот, время вышло))) Продолжение следует))


--------------------
«Сказка стала сильнее слез».
PMEmail PosterUsers WebsiteICQ
Top
Отправлено: Май 4 2010, 22:00


НПЦ "Солнцево"
***

Группа: НПЦ "Солнцево"
Сообщений: 150
Пользователь №: 1892
Регистрация: 1-Май 10

Репутация: 4






Владислав Крапивин
Та сторона, где ветер

Крапивин Владислав
Та сторона, где ветер

Владислав Крапивин
ТА СТОРОНА, ГДЕ ВЕТЕР
Телевизионная пьесса в двух частях
по одноименной повести Владислава Крапивина
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Действующие лица:
Владик - мальчик одинадцати лет.
Генка Звягин - двенадцати лет.
Илька - восьми лет.
Яшка Воробьёв - десяти лет,
Шурик Черемховский - двенадцати лет,
Антон Калинов - десяти лет - компания "змеевиков".
Серёга Ковалёв,
Витька Ковалёв - "голубятники"
Иван Сергеевич - отец Владика.
Мать Генки.
Отец Генки.
Бабушка Генки.
Тамара Васильевна - мать Ильки.
Мать Яшки Ворбьёва.
Дядя Володя - знакомый Тамары Васильевны.
Вера Генриховна - учительница английского языка.
В эпизодах:
Генка Звягин в возрасте четырёх лет;
ребята занимающиеся с Верой Генриховной;
мальчишки из компаний "змеевиков" и "голубятников";
рабочие в школьном коридоре;
хозяйка огорода.
Лето. В школьном коридоре вдоль стен стоят друг на дружке вытащенные парты. Маляры красят дверь. Двое рабочих волокут по коридору забрызганный известкой шкаф, из которого выглядывает пожилой, видавший виды скелет - житель кабинета биологии. Ремонт...
В одной из классных комнат - тоже со следами известки на полу и стёклах - четыре парты. За партами маются несколько пятикласников. Это неудачники, схлопотавшие переэкзаменовку по английскому языку.
Пожилая сухопарная "англичанка" Вера Генриховна раздельно диктует:
ВЕРА ГЕНРИХОВНА: Ай гоу ту зэ ярд... Пишем: ай гоу... Звягин! Ты опять смотришь в окно! Ты смотрел туда весь учебный год, по крайней мере, на уроках английского языка. Потрудись заниматся хотябы сейчас. Пора понять, что до решающей контрольной осталось всего две недели.
Генка, лохматый скуластый парнишка, досадливо повернулся к доске и сделал вид, что слушает. Вера Генриховна, отвернувшись, начинает писать мелом.
ВЕРА ГЕНРИХОВНА: Все пишем без ошибок и запоминаем: Ай гоу ту зэ ярд... Ай...
Она неожиданно поворачивается. Генка не пишет. Он опять смотрит в окно. По его лицу видно, что всеми помыслами он там, на солнечной летней улице.
Вера Генриховна раздосадована. Её можно понять: ради чего она бьётся с оболтусами вроде Звягина?
ВЕРА ГЕНРИХОВНА: Звягин! В конце концов, если тебе всё равно, перейдёшь ли ты в шестой класс, можешь отправлятся на улицу! Ступай!
Генка пожимает плечами и для приличия человека, к которому придираются зря. Берёт с парты учебник и тетрадь и степенной походкой покидает клас. Но в коридоре его сдержанность лопается, он подлетает к окну. А за окном
АВГУСТ - МЕСЯЦ ВЕТРОВ.
Жёлтые кучевые облака стоят над городом, над рекой. Солнцем залиты крыши. На крышах мальчишки. В небе, под облаками парят пёстрые прямоугольники воздушных змеев.
Маленький Илька промчался по улице, остановился перед тенью змея, упавшей на тротуар. Весело и прищуренно глянул вверх.
ИЛЬКА: "Жёлтый щит"... "Леонардо"... "Битанго"... "Стрелец"...
Он помахал змеям, как своим друзьям, и помчался дальше.
... Вдоль палисадников, по заросшей лопухами окраинной улице компания мальчишек тащит странное сооружение на колёсах от детского велосипеда. Ребята веселы ивозбуждены, словно после победного боя. Среди них Антон Калинов и Яшка Воробьёв по прозвищу Ворбей - тонкошеий и тонконогий веснущатый пацанёнок лет десяти.
МАЛЬЧИШКИ(наперебой): Теперь пускай стреляют!.. Ха, из рогаток!.. А как увели! Никто и не моргнул... Теперь поищут!..
ЯШКА (с гордостью): А говорили "не получится"! Я везде пролезу.
Неожиданно компания остановилась: навстречу шагал признаный афторитет и командир - Генка Звягин.
ГЕНКА (стараясь за сдержаностью скрыть досаду, что такое дело провернули без него): Вот это да... Когда успели?
ЯШКА: Только что. Они все у Серёги Ковлёва на голубятне собрались, а катапульта у забора осталась! Мы верёвку накинули и р-раз!..
ГЕНКА: Никто не видел?
ЯШКА: Ха! Ты что! Мы это дело за одну секунду!
ГЕНКА (с прорвавшимся удовольствием): Ну, будут теперь голубятники лапу сосать! Фиг им дострелятся до наших "конвертов"!
И все глянули в небо, где дрожали в потоках воздуха змеи: прямоугольники, косо перечёркнутые дранками - конверты.
ЯШКА: Мы её пока у меня за сараем спрячем. Можно? Мамка туда не заглядывает.
ГЕНКА: Давай... Вобще-то испытать эту штуку надо. Стрельнуть куда-нибудь.
АНТОН КАЛИНОВ: Ильку уже за Шуриком Черемховским послали. Шурка в технике разбирается. Придёт - стрельнем.
Генку всегда раздражал непререкаемый авторитет Шурика в вопросах науки и техники.
ГЕНКА: Сами что ли, не разберёмся? Из детского сада, что ли? Айда!
Они вкатили катапульту в Яшкин двор.
ЯШКА (опасливо косясь на окна): Мамка может увидать...
ГЕНКА: Что ты всё вздрагиваешь! Попробуем разик и запрячем. Никто не заметит.
Все обступили катапульту. Сложная система требовала, что бы в ней разобрались. Антон Калинов взялся за рычаг с примотаной поварёшкой.
АНТОН: Эту штуку отвести и зацепить. Я видел, как они делали... А колесо закручивается. Изо всех сил.
Генка перехватил у него рычаг.
ГЕНКА: Взялись! Воробей, крути колесо... Да сильней крути, не лопнешь... А снаряд где?
АНТОН: Вот, кирпич можно...
ЯШКА: Ага! А если он кому-нибуть по башке сбрякает?
ГЕНКА: Кому он сбрякает? Он же вверх полетит.
ЯШКА: А потом-то вниз!
ГЕНКА: Ну и что? Сразу уж по башке! Метеоритов вон сколько на землю падает, а ещё ничью голову не стукнуло... Ну-ка, приготовились.
Он взял спусковой шнур. Все отошли в сторону. Посреди солнечного двора грозно темнела катапульта, затаив в себе тугую силу сжатых диванных пружин и скрученных верёвочных жгутов.
Генка махнул рукой, что бы отошли ещё подальше. Прищурился и рванул верёвку. Катапульта с лязгом подпрыгнула. Но плохо, когда нет спецеалистов: кирпич пошёл не вверх, а просвистел через двор и грянул в старый курятник, где хранились пустые стеклянные банки.
Звон, грохот, летящие осколки. Летящие со всех ног ребята - кто к калитке, кто к забору. Все знают, что с воробеихой - Яшкиной матерью - шутки плохи.
Только Яшка не побежал, заметался у катапульты: надо прятать. Остался и Генка. Они вдвоём ухватили орудие и сразмаха закатили за сарай. Яшка поспешно прикрыл катапульту листом фанеры. Потом они вместе кинулись к забору.
Генка успел перемахнуть. А неудачливого Яшку подоспевшая Воробеиха ухватила за штаны, и он брякнулся назад в траву. Из-за забора Генка слышал шум перепалки.
ЯШКИНА МАТЬ: Ах ты бандит! Дружки - шпана, и сам такой же сделался! Ну подожди, ты у меня сейчас попробуешь лекарства!..
ЯШКА (плаксиво и привычно): Ну чего! Чего дерёшся! Ой, не буду! Ну чего ты!..
Приникнув к щели, Генка увидел, как Воробеиха тащит сына в дом, награждая тумаками.
Он огорчённо качнул головой, потёр лохматый затылок. Уколола совесть: сам спасся, а всегда страдающего Воробья не смог избавить от неприятности.
Но, в конце концов, кто виноват? Прыгал бы как следует. Да и не убьёт Воробеиха собственного сына. Она крикливая, но отходчивая...
Генка встряхнулся, сунул кулаки в карманы, поправил за ремешком учебник и тетрадь. И зашагал к дому.
Генкин отец в сенях дома зашнуровывал стоящий на табуретке рюкзак и хмуро поглядывал на дверь. Генкина мать помогала ему.
Отец затянул узел, привычным движением кинул рюкзак за спину. Бросил на локоть плащ.
ОТЕЦ: Ладно... Пора.
МАТЬ: Минут пять ещё подождал бы... Может, сейчас придёт.
ОТЕЦ: "Минут пять". А самолёт меня будет ждать? Откуда ты взяла, что он сейчас придёт? Каждый день до ночи по улицам свищет, двоечник...
Он решительно направился к двери. Генкина мать, вздохнув, пошла вместе с ним. Дверь на крыльце распахнулась, прикрыв от родителей Генку - он стоял, прижавшись к косяку и слушал разговор.
ОТЕЦ: В общем так и передай: не перейдёт в шестой - шкуру спущу.
Он сошёл с крыльца и зашагал к калитке. Мать, вздыхая, пошла провожать.
Когда калитка закрылась, Генка юркнул в дом.
В комнате он хмуро пнул табуретку, выдернул шнур приёмника, из которого доносилась дребезжащая музыка. Сел у подоконника и сердито задумался.
Из кухни заглянула в открытую дверь бабушка, сокрушенно покачала головой и пошла мыть посуду. Загремела кастрюлями и сковородками.
Этот звон раздражал Генку. Он повернулся к двери.
ГЕНКА (громко, что бы слышно было в кухне): Чем каждой тарелкой греметь, взяла бы все сразу да об пол!
БАБУШКА: Уехал отец-то, оставил ирода на погибель нашу. Не будет сладу.
ГЕНКА (с мрачным уровольствием): Не будет.
БАБУШКА: Мать-то все глаза проплакала из-за тебя, неуча окоянного. Ни зимой, ни летом учится не хочет, лодырь бессовестный.
ГЕНКА: Не хочет... А если не может?!
БАБУШКА: А чего ты можешь? Только обед спрашивать, да по крышам шастать. А что бы язык этот английский учить, толку нету.
Генка подошел к двери и встал на пороге, ухватился за косяки. Вкрадчиво посмотрел на бабушку.
ГЕНКА: Ты в балете танцевать умеешь?
БАБУШКА: Чего?..
ГЕНКА: Спрашиваю, в балете танцевать можешь? Вот как вчера по телевизору.
БАБУШКА: Иди ка ты от сюда! На старости-то лет... Молодая была - танцевала не хуже других.
ГЕНКА (спокойно и настойчиво): Я не про то. Я про балет. Как артистка в "Лебединном озере". Можешь?
БАБУШКА: Не доводи до греха...
ГЕНКА (удовлетворённо): Не можешь. А на скрипке играть? Тоже не можешь. И картины рисовать... Да не злись, другие тоже не могут, если таланта нет. Раз нет, никто с них и не спрашивает. А если для английского языка у человека нет таланта?! Почему все пристают: учи, учи?!
БАБУШКА: У тебя, как поглядишь, ни на что таланта нет. Только дурака валять. Меня бы с детства учили, всё бы успела. И балет твой, и картины. Может, не возилась бы тут со сковородками, а тоже на скрипке играла...
ГЕНКА (устало): Ну и играй.
Снова ушёл в комнату, сел у окна. Но погрузится в горькие мысли не успел. Встревоженно прислушался, Потму что из далека послышалось частое сухое щёлканье подошв. Это - маленький Илька.
Мчится Илька, мелькают, как спицы, коричневые ноги, трепещет за спиной расстёгнутая рубашка.
Если щёлкают Илькины подошвы, значит что-то случилось, значит есть какая-то новость!
Истошно завопили у соседней подворотни перепуганые куры. Илька с размаха остановился у палисадника, навалился грудью на рейки.
ИЛЬКА (стараясь отдышатся): Гена... Белый змей... Он опять поднялся!
Белый "конверт" стоял в голубом воздухе над тополями, крышами и заборами, как большая квадратная луна.
Шурик Черемховский стоял у забора, жуя травинку, и наблюдал за змеем. Над Шуриком, на столбе забора, как настоящий воробей, сидел Яшка.
Змей шевельнулся и взял ещё несколько метров высоты.
ШУРИК: Возможно, он нас просто не понял...
ЯШКА: Чего не понял?
ШУРИК: Наших сигналов.
ЯШКА: Ха! Все понимают а он неграмотный, да? Два дня ему сигналим, а он даже позывные не понял... Вот сшибут его голубятники, мы ему фиг поможем.
ШУРИК: С такой высоты не сшибут. Да ещё без катапульты...
Защёлкали подошвы. Примчался Илька, с разбега упёрся в шаткий забор ладонями. Забор закачался. Яшка не удержался и прыгнул вниз, отбив о тротуар пятки.
ЯШКА: У, козёл бешенный! Тормоза не держат, чьо ли? Как тресну!
Он замахнулся, но Илька ловко присел.
ШУРИК: Оставь его в покое... (повернулся к Ильке): Узнал?
ИЛЬКА: Что? ШУРИК (движений бровей указал вверх): Чей он?
ИЛЬКА: Я не знаю...
ШУРИК: (разочарованно): А-а... Я думал, ты узнавать бегал.
ИЛЬКА (слегка виновато): Я бегал. А там, на Якорной, сидят Витька и Серёга Ковалёвы. А на улице Чехова ещё какие-то голубятники. Они ведь тоже знают про катапульту.
ШУРИК: Ты маленький, не тронули бы.
ИЛЬКА: Сам ты маленький.
ЯШКА: Станут они разбиратся! Они теперь из-за катапульты злющие.
Некоторое время ребята внимательно наблюдали за белым змеем.
ЯШКА: Я ему вчера своим "Шмелём" три раза сигналил. Гордый, не отвечает...
ИЛЬКА: Знаете что? Вот по-моему, это он нарочно, вот и всё. Думает, раз он выше всех, значит, плевать на всех.
ЯШКА: Гляди-ка, "выше"! У меня "Шмель" ещё выше поднимался.
ИЛЬКА (с изумлением и даже восхищённо): Ух и врёшь!
ШУРИК (хладнокровно): Кроме того, твой "Шмель" упал.
ЯШКА: Это он случайно! Потому что ветер зашёл!
ШУРИК (с еле заметной насмешкой): А этот третий день стоит и не падает. Ни случайно, ни нарочно.
Подошел Генка и, незамеченный, остановился в тени, в двух шагах от ребят. Некоторое время молча слушал разговор, а после слов Шурика неожиданно вмешался.
ГЕНКА: Что бы упал, сделать не трудно.
ЯШКА: Ой, Генка!... А как это, чтоб упал?
ГЕНКА: А катапульта?
ШУРИК (с легким пренебрежением): Мы кто? Такие же пираты, как голубятники.
ГЕНКА (взвинченно): Причём здесь пираты?
ШУРИК: И вообще... По своим стрелять...
ГЕНКА: По своим? Если свой, тогда чего не отвечает? А может, как раз голубятники запустили, чтобы нас дразнить.
ШУРИК: Запусти своего "Кондора", он у тебя ещё выше может поднятся. Тогда и дразнить будет некого.
ГЕНКА: Вот ещё!
Шурик пожал плечами. Он остался при своём мнении, но понимал, что спорить с командиром Генкой бесполезно.
ИЛЬКА: Ген... А что тогда делать?
ГЕНКА: Я же сказал - сбить.
ИЛЬКА (стараясь, видимо, убедить не столько ребят, сколько себя): Вообще конечно... Раз он не отвечает... Он ведь сам виноват, да, Гена? Ему сигналили, а он не отвечает. Конечно, надо сбить, наверно...
ЯШКА (жалобно): Только, чтобы мамка не видала, а то мне опять...
Осторожно передавая с рук на руки катапульту, они перетащили её через забор. Яшка нервничал и опасливо оглядывался на крыльцо. Наконец катапульта оказалась на улице.
Среди кустов, растущих вдоль тротуара, было укрытое местечко. Там и установили орудие.
Генка отогнул конец шеста и начал крутить маховик, взводя пружины.
ШУРИК: Могут подумать, что мы сбили его потому, что завидуем. Лучше бы сначала поднять "Кондора".
ГЕНКА (продолжая крутить): Сначала собьём, потом поднимем "Кондора".
ШУРИК: Но это глупо.
ГЕНКА (с натугой, сквозь зубы) Не всем... быть умными...
Пружины сжимались, и шест дрожал от натуги.
ЯШКА (жлобно и опасливо): Хватит. А то сорвётся.
Генка, сжав челюсти, продолжал вертеть маховик.
ШУРИК (спокойно): Хватит. Пружины лопнут... Планку передвинте, а то вдоль улицы полетит... Ну-ка пустите...
Он не одобрял пиратских действий, но положение "технического специалиста" вынуждало помогать приятелям. Да и просто тошно было смотреть, как неумело они обращались с катапультой.
Шурик закрепил шест и установил над ним деревянный брусок планку прицела.
ШУРИК: Надо в платок земли насыпать. Это будет снаряд, вместо камня. А то стукнем кого-нибудь...
Яшка взял у Шурика платок, наколупал земли. Вместе с Илькой они свернули тугой снаряд. Шурик в это время поглядывал то на катапульту, то на змей.
ШУРИК: Отсюда не достанет. Надо выкатить ближе, до перекрёстка.
ЯШКА: Ну вас... Опять увидит кто-нибудь. Не обрадуемся.
ГЕНКА: Быстро выкатим. Раз! - и обратно.
ЯШКА: Ага! Жить надоело? Заряженую выкатывать, да? Как сорвётся, да как даст!
ГЕНКА: Сам выкачу. Нитку готовте и снаряд... Ну-ка отойдите все.
Яшка и Шурик отошли.
ГЕНКА: Ильа, в сторону!
Он взялся за "хвост" катапульты. Илька в сторону не ушёл. Он встал рядом и даже налёг на катапульту животом.
ГЕНКА: Кому я говорю!
ИЛЬКА (не обратив внимания на его сердитый тон, тихонько): Ген... Если собьём, можно я его себе возьму? А то у всех есть а у меня нет.
ГЕНКА: Ладно, возьмёшь. Отойди, а то сорвётся.
ИЛЬКА: Я не боюсь.
Это было похоже на лихой налёт тачанки. Катапульта вынеслась на перекрёсток. Яшка нескалькими взмахами уложил на земле длинную нить - кругами. А в поварёшку на шесте - "снаряд". Шурик, захваченный общим азартом, отпихнул Генку.
ШУРИК: Пусти, наведу, ты не так делаешь... Готово.
Илька ухватил спусковой шнур.
ИЛЬКА: Можно, я дёрну?
Генка - сердитый, с обострившимися скулами, с закушеной губой прищуренно глянул на змей. Может быть, ему казалось, что сейчас он сводит счёты со всеми своими неудачами: с английским языком, с обидой на отца...
ГЕНКА: Дёргай!
ИЛЬКА: Огонь!
И дёрнул шнур!
Удар был крепкий! Шест выбил поперечный брусок и ударил концом по земле. Катапульта подпрыгнула и опрокинулась. Маленькое колесо отскочило и, вихляя, покатилось по траве.
Но выстрел получился. Нить, стремительно вытягиваясь в спираль, уходила вверх, вслед за тряпичным снарядом.
ЯШКА: Есть!
Нить катапульты захлестнула нитку змея. "Конверт" качнулся, мотнул хвостом, дёрнулся будто хотел сбросить аркан. Но не сбросил и начал медленно падать.
Ребята молчали, следя за его падением.
ЯШКА: Идём?
ГЕНКА: Я пойду один.
ШУРИК: А если за змеем прибегут несколько человек? Тебя отлупят.
ГЕНКА: Пойду один.
Он сунул кулаки в карманы и, не оглянувшись, зашагал по дороге. Илька бросился следом.
ИЛЬКА: Я с тобой, Гена!
ГЕНКА: Не надо Илька. Помоги Воробью катапульту собрать.
Илька отстал.
Был яркий день с солнечными облаками. И пёстрые конверты стояли в небе, подрагивая в потоках тёплого воздуха. От этого же ветра качалась и высокая трава у ни зкого уличного штакетника.
В траве лежал сбитый змей. Он оказался цел.
Генка подошёл и остановился над змеем. Не то, что-бы его мучила совесть, но было как-то не спокойно на душе.
Встряхнувшись, Генка поднял голову, глянул по сторонам, Готовый встретить хазяина змея и его друзей. Драки захотят? Ладно, посмотрим.
Но улица была пуста. Генка сел на штакетник и снова стал смотеть на змей.
В конце яркой улицы появилась тёмная, словно тушью нарисованная, фигурка. Подходил мальчишька - в чёрных тренировочных брюках, тёмной майке-безрукавке. Тёмноволосый и тонкий.
У Генки мелькнула пренебрежительная улыбка: драки не будет, мальчишка - хлюпик. Наверно, третекласник.
Генка уселся по удобнее и стал смотреть выжидающе.
А мальчишка шёл неспеша, с опущенной головой. Словно что-то искал на дороге. В пальцах его скользила поднятая с земли нитка. Генку он явно не хотел замечать.
ГЕНКА: Мы не торопимся? Ну-ну...
Он подошвой прижал к земле хвост змея.
Мальчик на Генку так и не взглянул. Сдёрнул змей с газона, опустился на колено и стал осторожно ощупывать планки. Затем оборвал нитку и, по-прежнему не обращая внимания на Генку, рензко встал. Прижатый генкиной ногой хвост натянулся, треснула дранка, бумага лопнула и белый "конверт" развалился на две части.
Генка вскочил.
ГЕНКА (со сдержанной яростью): Харктер показываешь. да? Взбесился? На всех тебе наплевать? А змей-то причём? Ты что, ослеп? Не видишь, что я... держу?!
Мальчик выпрямился и прижал порваного змея к груди. Он взглянул вроде бы на генку и в то же время чуть мимо. Лицо на секунду сделалось растерянным. Но тут же он снова стал спокоен. Опустил голову, отбросил змей.
МАЛЬЧИК (тихо и жёстко): Не вижу. Ну и что?
Что это он? Генкин взгляд, сперва сердитый, потом недоуменный, потом растерянный, метнулся по щуплой фигурке мальльчишки. Было в маленьком незнакомце что-то вызывающее и в то же время беззащитно-тревожное.
Сжатые кулаки - и в одном нитка (она пролегла вдоль улицы - от крышы до змея). Глаза, исподлобья смотревшие на Генку и в то же время как бы сквозь него.
Неужели?..
Генка на миг даже зажмурился. Это было похоже на короткий мысленный стон.
ГЕНКА: Извини... Я же не знал...
Круглые тугие облака стояли над городом...
Яшка, Илька и Шурик устроились на крыше Яшкиного дома. Ждали Генку.
Яшка лёг и закинул руки за голову. Он сейчас был немного не такой, как на земле - суетливый остроносый воробей. Он казался спокойнее и чуть взрослее.
ЯШКА: Облака похожи на дым от старинных пушек. Которые на кораблях...
ШУРИК (не с насмешкой, а скорее удивлённо): Да ты, Яшка, прямо поэт.
ЯШКА (рассеянно): Ну и что...
Илька сидел выше всех, у самого гребня. Он был настроен более прозаично и, кроме того, имел к Яшке кое-какие счёты.
ИЛЬКА: Не-а... Поэты не такие бывают. Они смелые. Пушкин и Лермонтов на дуэлях дрались из пистолетов. А Воробей - боязливый.
ЯШКА: Я!
ИЛЬКА: Конечно. Чуть чего - "Ой, мама увидит! Ой, попадёт!"
ЯШКА (с неожиданной серьёзностью и без обиды на неразумного Ильку): Я и не боюсь, что попадёт. Я боюсь, что мамка расстраивается. Она сперва раскричится, а потом болеет... Два раза стукнет, а потом за серце держится.
ИЛЬКА (с некоторым смущением): Два раза... А всегда вопишь, будто убивают.
ЯШКА (убеждённо): Дак все вопят. Ты, что ли, не орёшь, если от матери попадает?
ИЛЬКА: Меня мама никогда не стукает. И папа ни разу в жизни не трогал.
ШУРИК: Передача на тему "Для вас, родители"... А Генки нет. Неужели влип в историю? Придётся, наверно, ребят собирать и на разведку...
ЯШКА: Думаешь, он спасибо скажет? Если сказал, что пошйдёт один, значит - один, хоть помирать будет. Он сегодня злющий.
ШУРИК: А что за муха его укусила?
ИЛЬКА (с явным сочувствием к Генке и гордостью, что посвящен в такие дела): У него с ангийским худо. Гроб - дело. Совсем увяз.
ШУРИК: Увяз... Он, по-моему и не старался выбратся.
ЯШКА: Не старался! А ты знаешь? А чего старатся, если всё равно бесполезно? Если человек не может.
ШУРИК (примирительно): Ну... может быть. Я не знаю, я немецкий учу. Он, говорят, легче.
ЯШКА: У разных людей голова по разному устроена. У одного языки легко учатся, у другого - никак. У Галки, у моей сестры, в медецинском институте английский язык да ещё латинский на котором рецепты выписывают. И она хоть бы что. А я в этот латинский заглянул - ну ни капельки не понятно.
ШУРИК: А ты сразу понять хотел? Ты хоть английские буквы знаешь?
ЯШКА: Знаю... "Рэ" - как "я", только на оборот. "Лэ" - как "гэ" вниз головой. "И" - палка с точкой.
ШУРИК (со вздохом): Сам ты палка с точкой.
ИЛЬКА (вскакивая): Идёт! Генка идёт... Только без змея...
Генка вскарабкался к ребятам, шагнул, грохотнув листами железа, хмуро сел рядом. Молчал.
ИЛЬКА: Ген, ты подрался?
Генка не ответил.
ИЛЬКА: Подрался, да?
ГЕНКА: Сиди уж... "Подрался". Делать мне больше нечего, как дратся...
ЯШКА: А где змей? Ты ведь Ильке обещал.
ГЕНКА: Самому надо делать...
ИЛЬКА (обиженым шёпотом): А если не получается...
ГЕНКА: "Не получается"... (он вдруг сердито вскинулся. Видимо для того, что бы заглушить собственное смущение). А у того парнишки как получается? Ему в миллион раз труднее, чем нам!.. Заладили: "Не отвечает, чужой"... А если он про нас и не знает! Если он слепой...
Шурик внимательно посмотрел на Генку и протяжно свиснул. У Яшки шыроко открылись глаза. Илька съехал с гребня крыши прямо к Генке.
ИЛЬКА (тихо и встревоженно): Ой... Совсем?
ГЕНКА (морщась как от боли): Совсем.
ШУРИК: Ну и влипли мы...
ГЕНКА: Вы-то причём? Это я влип. А я тоже... Откуда знать. Он ходит как... ну, как обыкновенный человек. Потом уж оказалось, что он по нитке дорогу к змею нашел. А так ничего даже не заметно. И глаза... Ну, совсем как обыкновенные.
ИЛЬКА (с напряжением): И нисколько не видят?
ГЕНКА: Да, ничего.
Илька слегка отодвинулся. Встревоженно оглядел небо и землю. Неужели всё это можно не видеть?
ИЛЬКА (одними губами): Как это "ни-че-го"?
Он медленно поднял и прижал к глазам ладони. Навалилась тьма. И в этой тьме стала с каждым толчьком серца нарастать тревога... А вдруг это навсегда?!
ИЛЬКА: Нет!
Он раскинул руки с такой силой, что содрал о железо костяшки.
Машинально слизывая с суставов капельки крви, он жадно смотрел на облака, на деревья, на пёстрый город. На празник летних солнечных красок...
Генка молчал, а ребята смотрели на него, ожидая подробностей.
ШУРИК: А почему мы про него ничего не знали? Его как зовут?
ЯШКА: Он с какой улицы?
ГЕНКА: С улицы Чехова... Владик... Он недавно с отцом приехал. Отец - инженер на судоверфи.
ШУРИК: Ты Гена возьми у меня бумагу. Надо ему сделать новый "конверт".
ГЕНКА: Само собой...
ИЛЬКА: И голубятникам сказать, что б его не трогали. Надо всё же совесть иметь.
ГЕНКА: И так не тронут. Без катапульты на такую высоту закидушку не бросишь.
ЯШКА: Я что то не понимаю. Если он не видит, как у него получается, что выше всех? Как он научился так строить?
ШУРИК: Да в самом деле.
ГЕНКА: Я спрашивал. Когда его домой провожал, мы маленько поговорили... Он говорит, что сам не знает, как научился строить. Наощупь как-то.
ШУРИК: Ну, это понятно. А как запускает
ГЕНКА: Он говорит, что ветер чуствует. Он лицом стоит к той стороне, где ветер.
ИЛЬКА: Как это? Спиной к змею?
ГЕНКА: Ему всё равно, он же змея не видит. Зато - лицом к ветру... А змей он через нитку чуствует. Пальцами и плечом.
ИЛЬКА: Как это - плечом?
ГЕНКА: Ну вот, смотри... (подвинулся к Ильке, согнул ему руку, сжал пальцы). Вот будто ты держишь катушку в кулаке. А нитка сюда, через плечо идёт. А другой рукой он её как струну трогает...
ШУРИК: Как нерв...
Генка осторожно приложил пальцы к тоненькой Илькиной ключице.
ГЕНКА (тихо и осторожно, словно боясь, что там, далеко, Владику станет больно): У него вот здесь рубец от нитки)...
Утро следующего дня. Генка на подоконнике укладывает в стопку учебник английского языка, тетрадь и свёрнутую по формату книги бумагу. Сложил приготовился выскочить в окошко.
МАТЬ: Двери для тебя нет?.. Ты куда это с утра? У вас занятия с двенадцати.
ГЕНКА: Сегодня с девяти. Я пошёл.
И выпрыгнул в окно.
Во дворе он оглянулся на крыльцо, на окна: не следят ли мать и бабушка. Подошел к поленнице и мстительно запихал учебник с тетрадью в щель между забором и дровами.
Через несколько минут Генка подошел к калитке Владика. Калитка была заперта. генка нерешительно потолкал, посмотрел на окна и - делать нечего - погремел кольцом.
Калитка распахнулась, появился Владик. И опять Генка увидел его напряжонное, беспокойное лицо.
ГЕНКА (торопливо, что бы Владик сразу понял, кто пришел): Вот, я принёс бумагу.
Владик улыбнулся обрадованно и чуть растерянно.
ВЛАДИК: Здравсвуй! Ты проходи. Калитку не захлопывай, ладно? Может быть скоро папа придёт. А калитку захлопнеш - сразу щеколда запирается. Каждый раз ходить, открывать... Это тётка наша придумала такую автоматику. Воров боится, что ли...
ГЕНКА (уловив в тоне Владика явное осуждение в адрес тётки): Она придумала а ты открываешь?
ВЛАДИК: Она уехала, на целых две недели. Мы с папой вдвоём хозяйничаем... Ну, пошли?
ГЕНКА: Пошли.
Владик зашагал в впереди - по узкому тротуарчику, ведущему через двор к сараю. Лёгонький и тонкий, он шёл, безошибочно ступая по узким доскам.
ГЕНКА: Бумага помятая немного. Придётся намочить, что бы расправилась.
ВЛАДИК: Намочить? Разве она не порвётся?
ГЕНКА: Если аккуратно, не порвётся. Ещё лучше натянется, когда высохнет. Ну, вместе сделаем...
ВЛАДИК (обрадовано): Правда, вместе? Ты не торопишся?
ГЕНКА (с легкой досадой): Куда мне торопится...
ВЛАДИК: Ну, мало ли... У каждого человека всякие дела есть.
ГЕНКА: Что там мои дела. По сравнению...
Он хотел сказать "посравнению с твоей бедой", Но спохватился и махнул рукой.
Владик подошел к сараю и точным ударом ноги распахнул дверь.
Помещение было прорезано тонкими лучами. По углам громоздились сломаные стулья и разная рухлядь. У двери на чурбаке стояли слесарные тиски.
На стене висел велосипед.
ВЛАДИК: Ты подождёш минутку? Я тут винт для наушника ищу... Ты садись.
Сам он присел на корочки перед большой картонной коробкой.
ГЕНКА: Какой винт? Давай помогу.
ВЛАДИК: Я сам. Ты тут не разберёшся в моём хозяйстве.
И правда, погремев железками, он вытащил из гвоздей и мотков проволоки болтик с гайкой. Взял со старого стула наушники с тонкой металической дужкой. Один наушник едва держался, и стал его привинчивать. Винт входил в гнездо туго. Владик закусил губу, низко наклонил голову.
Генка стоял рядом и мучился. Ему ничего не стоило закрепить наушник, но он не решался вмешатся.
ГЕНКА: Зачем тебе наушники?
ВЛАДИК: Нам с папой, для телевизора. Вечером, если громкий звук, тётка ругается. А наушники включишь - и хорошо...
ГЕНКА: К телевизору а как...
Он тут же замолчал и треснул себя кулаком по лбу. Но Владик уже понял. Он не обиделся.
ВЛАДИК: Конечно, что на экране, я не вижу. Папа расказывает. Да и по словам можно догадатся, если кино... Мне телевизор и радио вместо газет и книжек...
ГЕНКА (пытаясь сгладить неловкость): Я хотел... телевизор какой? Какая марка?
ВЛАДИК: Да старенький, "Рекорд". Есть ещё новый, но у тётки в комнате.
ГЕНКА: Ничего, что старый. Старые иногда даже лучше... А хочеш, я Шурке Черемховскому скажу, он тебе пульт сделает для дистанционного управления. Лежишь в кровати и телевизор регулируешь!
ВЛАДИК: У нас есть. Папа сделал. Он всё, что хочешь, может сделать.
ГЕНКА: Он у тебя кто?
ВЛАДИК: Инженер... Понимаешь, он такой инженер - по оборудованью. Его специально на сдешнюю судоверфь перевели, там новый цех пускать должны. Вот он там и хозяйничает. И ругается.
ГЕНКА: Почему?
ВЛАДИК: Ну, он объяснял... Что-то не так построили, станки не размещаются. Он даже по вечерам работает, считает что-то. Всё равно построит, как надо.
ГЕНКА: А у меня отец тоже инженер. Только по лесной промышленности. Всё ездит, ездит.
ВЛАДИК: А мы в Воронеже жили... (он пошатал наушник). Крепко держится... Ну, пойдём? Бумагу мочить.
ГЕНКА: Сначала же её на каркас наклеивают. Неужели ты про это не знаешь?
ВЛАДИК: Нет, не слыхал.
ГЕНКА: А такие змеи делаешь. Выше всех стоят.
ВЛАДИК (нерешительно): А правда?.. Выше, чем у вас?
ГЕНКА (виновато): Конечно... Потому и сбили. Не знали ведь, что ты... Ну, в общем думали, что дразнишся... Теперь твой змей никто не тронет, даже голубятники.
Они остановились в дверях сарая.
ВЛАДИК: А сегодня, сейчас вот... ваши летают?
ГЕНКА (посмотрел в небо): Есть... Вон "Шмель" Яшки Ворбья. Да не шмель он, а корова неуклюжая... "Битанго" Антошки Калинова. "Василёк". Это уж девчёнки придумали... А вон "Желтый щит" поднимается... (он посмотрел на Владькино напряжонное лицо, спохватился): Ну, пошли! А как твой "конверт" назовём? Надо, что бы имя было и позывные.
ВЛАДИК: Можно "Фрегат"?
ГЕНКА: Конечно, можно. Хорошее имя... Значит, он опять белый будет, как парус?
ВЛАДИК: А бумага белая?
ГЕНКА: Конечно.
Владик шагнул во двор. Генка, выходя за ним, крутнул у висящего рядом с дверью велосипеда колесо. Оно завертелось с лёгким треском.
ВЛАДИК (тут же оглянувшись на звук): Хорошая машина. Лёгонький на ходу, сам едет... А у тебя есть?
ГЕНКА: Обещали купить... В этом году уж не купят.
ВЛАДИК: Если хочеш, бери, катайся.
ГЕНКА (не сдержав радости): Можно? А твой отец не заругает?
ВЛАДИК: Что ты! Он ничего не скажет. Он всё равно не ездит, это же мой велосипед.
ГЕНКА: Твой?!
Он тут же прикусил язык.
ВЛАДИК: Не веришь? А знаешь как я на нем гонял, когда в Воронеже жили! Там вокруг двора асфальтовая дорожка была, я на ней каждый поворот знал.
ГЕНКА: Да я верю.
ВЛАДИК: Я ночью катался, когда никого нет... Мне-то всё равно... Только один раз на какого-то пьяницу налетел. Вот.
Он подтянул штанину и ткнул пальцем в белый рубец у колена.
ВЛАДИК: Даже зашивали. А ты не веришь.
ГЕНКА: Да ты что! Верю я! Только... отец-то тебе разрешал?
ВЛАДИК: Он разрешал. Он меня сам учил... И ходить учил так, что бы незаметно было, что я не вижу.
Он поправил штанину, распрямился. И вдруг забеспокоился.
ВЛАДИК: Ой, надоел тебе, наверно, мой разговор? Я тут всё один да один. И вдруг ты пришел...
ГЕНКА: А я ещё... можно приду?
Владик улыбнулся смущенно и благодарно.
Это уже другой день. Вернее, утро. Генка, насвистывая, шел к Владику.
Мимо с криками и топотом промчались ребята. Среди них Илька и Яшка. Илька слегка задержался, оглянувшись на Генку.
ИЛЬКА: Яшкин "Шмель" упал! Кажется, голубятники сбили!
И бросился догонять ребят. Генка секунду раздумывал. Потом досадливо плюнул и побежал следом: что делать, долг требует выручать товарища-змеевика.
"Шмель" висел, зацепившись мочальным хвостом за палисадник в чужом переулке.
Генка и его друзья подоспели почти одновременно с голубятниками. Но всё-таки чуть-чуть раньше. Яшка схватил своё детище. Две шеренги, разделённые обычаями давней уличной войны, остановились друг против друга.
ГЕНКА (голубятникам): Зря бежали, запыхались бедненькие. Добычи не будет.
Голубятников меньше. Им остаётся одно - принять равнодушный вид.
СЕРЁГА КОВАЛЁВ (вожак голубятников): Добыча! Кому-то нужен такой гроб с хвостом.
ЯШКА (оскорблённый за "Шмеля"): Если не нужно, зачем сбивали? Пираты драные!
ГОЛУБЯТНИКИ (наперебой): Да кто его сбивал! Он сам каждый день кувыркается! Не "Шмель", а утюг!
К сожалению, это правда. И Яшка решает отомстить язвительным напоминанием.
ЯШКА: Не сбивали! Конечно! Чем сбивать-то? Катапульта тю-тю! Уехала!
ВИТЬКА КОВАЛЁВ (брат вожака): Мы тебя, Воробей, когда нибудь поймаем. Все перья повыдергаем.
ЯШКА (явно пользуясь безопасностью, которую обеспечивает численное превосходство друзей): Чего меня ловить? Вот он я!
СЕРЁГА КОВАЛЁВ: Успеется. Чирикай пока.
ГЕНКА: Ладно, гуляйте, детки. Привет вашим птичкам... Между прочим, мы их не трогаем. А вы за наши конверты только и цепляетесь.
МАЛЕНЬКИЙ ГОЛУБЯТНИК (вроде Ильки): А чего ваши змеи наших голубей пугают?!
ИЛЬКА: Врёте вы всё! Просто вам их сбивать охота! А если мы ваших голубей из рогаток?
СЕРЁГА КОВАЛЁВ: Они же живые!
ИЛЬКА (тихо и убеждённо): А наши змеи тоже живые...
Они возвращались на свою улицу. Генка отстал, занятый своими мыслями. Впереди него тащил своего неуклюжего и тяжёлого "Шмеля" Яшка.
ГЕНКА: Ты, Воробей, хотя бы отрегулировал его, если нового сделать не можешь. А то, правда, каждый день кувыркается. Только и бегай, выручай.
ЯШКА: И вовсе не каждый день! Просто ветер сегодня резко изменился.
ШУРИК: Ветер для всех один, а змей только у тебя падает.
Илька отстал и пошел рядом с генкой.
ИЛЬКА: Ген, давай твоего "Кондора" поднимем. Он-то не упадёт.
ГЕНКА: Некогда мне сейчас.
ИЛЬКА: К Владику идёшь, да?
ГЕНКА (неохотно): Ну... иду. Тебе-то что?
ИЛЬКА: А моно, я с тобой?
ГЕНКА: Ещё чего! Лети-ка в другую сторону.
ИЛЬКА: Ну, Ген...
ГЕНКА: Зачем тебе?
ИЛЬКА: Я же не буду мешать.
ГЕНКА: А что ты будешь делать?
ИЛЬКА: Смотреть.
ГЕНКА (рассердившись): Что тебе там, кино?
ИЛЬКА: Змея смотреть. Вы будете делать, а я учится буду.
ГЕНКА: В другой раз.
ИЛЬКА: Жалко тебе, да?
ГЕНКА: Причём тут я? Ты не ко мне просишся. Может ему не хочется, что б толпой приходили. Спросить же надо сперва.
ИЛЬКА: А ты спроси! Спросишь, а? Ген...
Что-то шевельнулось у Генки в душе. С усмешкой он взглянул на Ильку, взерошил малышу затылок.
ГЕНКА: Спрошу. Беги пока.
Владик вёл Генку через двор, к крыльцу. Обрадованный новой встречей, говорил быстро и немного возбуждённо.
ВЛАДИК: А я уже давно жду. Ты не идёшь, не идёшь. Я думал ты раньше соберёшся...
ГЕНКА: Я хотел раньше, да пришлось Яшкин змей выручать. Его чуть-чуть голубятники не зацапли.
ВЛАДИК: Выручили?
ГЕНКА: Успели.
ВЛАДИК: А я уже всё склеил, на каркас натянул. Хочешь посмотреть? Сейчас принесу.
Он скрылся в доме и тут же вернулся с большим белым змеем, к которому ещё не был привязан хвост.
ГЕНКА: Ух ты, здорово! Дай-ка... Отлично получилось. Теперь намочим. Когда высохнет, станет тугой, как барабан. Звенеть будет.
ВЛАДИК: Я сам хотел намочить, да не знаю как. Не в бочку же макать?
ГЕНКА: Что ты, в какую бочку! Надо брызгать. У вас есть кран?
ВЛАДИК: Пошли.
Он повел Генку в угол двора, где был разбит не большой огород: кусты и грядки. Здесь из земли торчала загнутая труба с краном.
ГЕНКА: Ты встань по дальше, а я брызги пущу. Повыше змея подними, а то и тебя забрызгаю.
ВЛАДИК: Ну и брызгай, я не сахарный.
Он встал в трёх шагах и поднял змей над головой.
Генка открутил кран, прижал струю ладонью, и брызги пошли в сторону Владика широким веером, ударили по змею, заблестели на голых Владькиных плечах. Он засмеялся и затанцевал на месте.
Генка убрал руку.
ГЕНКА: Хватит, а то клей размокнет. Поставим на крыльце, пускай сохнет.
Владик кивнул, безошибочно повернулся к крыльцу и зашагал через высокую траву. Но запнулся за что-то и едва не упал. Генка стремительно прыгнул к нему и подхватил.
ВЛАДИК: Вот чёрт... Тётка шланг бросила, не сказала.
Он отдал Генке змей и вытянул из травы черную резиновую кишку. Её наконечник с краном - рычагом был примотан к деревянной рукоятке, похожей на игрушечный автомат.
ГЕНКА: Это зачем такая штука прикручена?
ВЛАДИК: Это папа сделал, что бы удобней поливать было... А тётка обрадовалась: говорит, как ружьё. Если кто за ягодами полезет струей сразу - трах! Струя знаешь какая тугая.
ГЕНКА: А разве лазят?
ВЛАДИК: По-моему, нет. А она всё равно боится. Когда уезжала, меня уговаривала, что бы я караулил. Как кто сунется - чтоб сразу как из пулемёта... А я кто, полицейский разве? Это полицейские в Америке людей из шлангов разгоняют.
ГЕНКА (забывшись и с возмущением): Она что, сумашедшая? Как ты?..
И осёкся, опять испугавшись, что напомнил Владику о слепоте.
ВЛАДИК: Да не сумашедшая. Просто жадная... С папы и с меня двадцать рублей за комнату дерёт, будто мы чужые. Сумашедший небось не догадался бы... А, ты вот про что! Как я караулить буду?
ГЕНКА: Да нет, я просто...
ВЛАДИК: Если бы я захотел, никто бы не пролез! Не веришь? Папа тоже не верил, потом пожалел.
ГЕНКА (осторожно): А он что, через забор лазил?
ВЛАДИК: Зачем через забор... Ну, пойдём на крыльцо, покажу, если не боишся.
И он двинулся к крыльцу, волоча за собой шланг. Генка тоже пошел.
ВЛАДИК: Подожди. Шланг присоедини к трубе, пожалуйста.
Генка послушно надел задний конец шланга на трубу водопровода. Владик поднялся на крыльцо, прислонил к стене змей. Взял "водянной автомат" на изготовку. Нажал рычаг. Сверкающая струя поднялась над кустами.
ВЛАДИК: Действует! А теперь попробуй неслышно пройти к калитке. Хоть каким путём. Ну давай, давай.
Генка, нерешительно улыбнувшись и пожав плечами, сделал несколько шагов к калитке. Тугая струя отбросила его назад.
ВЛАДИК (весело): Ты что как стадо бизонов? Ты разведчик, а я часовой. Неслышно пробирайся.
Генка понял, что дело не простое. Ему стало слегка досадно, что попался, и интересно: неужели не сможет пробратся?
Он, пригнувшись, индейским шагом двинулся вдоль забора. Но Владик безошибочно вёл за ним ствол. Струя опять ударила в Генку, а потом перед ним, в забор.
ВЛАДИК: Назад, путь отрезан.
Генка прыгнул в сторону и припал к земле не дыша.
Владик ждал. Генка тоже ждал. Владик вдруг засмеялся и угостил Генку ещё одним точным "выстрелом".
ВЛАДИК: Чего ты сидишь на одном месте? Ты пробирайся!
ГЕНКА: Ну тебя! Сдаюсь!
ВЛАДИК: А может, ещё?
ГЕНКА: Куда ещё-то? И так насквозь мокрый. Как домой пойду?
ВЛАДИК: Высохнешь! Полезли на крышу, там разденешся и всё высушишь.
И он первым легко забрался на крышу дома по приставной лестнице.
Генка расстелил на ребристом шифере брюки и рубашку и сел у печной трубы, обхватив колени.
Владик встал у самого края, покачиваясь и запрокинув лицо.
ВЛАДИК (тихо и немного смущенно): А небо сейчас синее, да?
ГЕНКА: Да...
ВЛАДИК: А облака жёлтые от солнца... Я чувствую. Потому что ветер такой, солнечный... Да?
ГЕНКА: Да... (и, что бы переменить тяжёлый для него разговор, говорит сердито): Отойди от края, а то как брякнешся... Мало тебе одного шрама?
ВЛАДИК (рассеяно): У меня не один... А правда, что на высоте лучше, чем внизу?
Он легко взбежал на гребень крыши и остановился, взявшись за тонкий железный шест с жестянным флажком.
Генка лишь сейчас обратил вниманее на этот высокий флюгер. Он встал, подошел к Владику. Слегка покачал шест.
ГЕНКА: А это для чего? Зачем твоей тётке ветер узнавать?
ВЛАДИК: Это не тётке. Это я сделал вместе с папой... Тётка наоборот, ругалась, что крышу продырявили.
ГЕНКА: А... если тебе, то зачем высоко? До флажка ведь не дотянешся.
ВЛАДИК: Мне и не надо дотягиватся, я и так...
Он вдруг замолчал, повернул на секунду к Генке, на котором небыло теперь ни напускной беззаботности, ни веселья. Он что-то хотел сказать и не решался.
ВЛАДИК: Я когда маленький был... ну, лет семь... папа хоел, чтобы я на баяне учился играть. А я не стал. Обидно как-то. Если человек ничего не видит, все почему-то думают, что ему надо музыкой заниматся... А у меня, может, и способностей нет. И я не хочу... я... знаешь, чего хочу?
ГЕНКА (негромко и встревожено): Чего?
ВЛАДИК (после некоторого молчания): Пойдём, покажу...
И он направился к входу на чердак. Генка за ним.
Чердачный полумрак был прорезан солнечными лучами. Они падали на медь и никель приборов: на чердачных балках висели старый барометр-анероид и будильник. Шест, проходивший сквозь крышу, нижним концом был закреплён в подставке с подшипником и мог вращатся вокруг оси. К нему в полуметре от пола была прикреплена длинная стрелка. Она ходила над круглой шкалой с розой ветров.
Циферблаты приборов были без стёкол, а цифры и деления - выпуклые, вырезанные из картона.
Это был обжитой, оборудованный чердак. Его внутренность напоминала не то метеостанцию, не то каюту...
Генка понял, что для Владика всё это очень важно. Он уважал чужие тайны и знал, что их нельзя задевать ни любопытством, ни самой лёгкой шуткой.
ГЕНКА: Здорово устроенно. Будто на корабле.
Владик чуть улыбнулся. Подошёл к будильнику, легко коснулся пальцами циферблата и стрелок.
ВЛАДИК: Девять минут одинадцатого... Он знаешь какой точный! За десять дней всего на полминуты отстаёт.
ГЕНКА: Флюгер здорово устроен. Не надо на крышу лазить, чтобы ветер узнать... Только, Владька... Стержень ведь железный и стрелка тоже...
ВЛАДИК: Конечно. Никакой ураган не обломит.
ГЕНКА: Но тогда надо хоть заземление сделать. А то как притянет молнию...
ВЛАДИК (с преувеличенной беззаботностью): Да ерунда. Ничего не притянет. Это только так говорят... А барометр видел?
ГЕНКА: Видел... У Шурки Черемховского такой есть. Мы по нему всегда погоду узнаём.
ВЛАДИК: Я тоже. Только он врёт часто. Да я могу и без барометра. Думаешь, не могу? Мне бы только ещё термометр придумать со стрелкой, чтобы на ощупь температуру узнавать. От неё погода очень зависит.
ГЕНКА: Я Шурку попрошу. Он в технике разбирается, придумает.
ВЛАДИК: Тогда всё будет в порядке... Пойдем, у меня там компас. Тоже сам сделал.
В бачке для проявления фотоплёнки плавала на пробковом кружке длинная сапожная игла.
ВЛАДИК: Я её намагнитил. Такой компас очень точным считается. Только его надо подальше от железа держать, а то получится, как в "Пятнадцатилетнем капитане". Помнишь, там пират Негоро под компас железный брус сунул?
ГЕНКА: Топор.
ВЛАДИК: Это в кино топор. А в книге брус...
ГЕНКА: А ты разве...
И опять прикусил язык. Но Владик понял. Улыбнулся немного грустно.
ВЛАДИК: Мне папа читал... Сам я ребко читаю.
ГЕНКА: Есть такие... специальные книги, да?
ВЛАДИК (недовольно): Есть. Я их не люблю, я обыкновенные буквы люблю... Меня учительница Нина Сергеевна учила писать по линейкам. Это ещё в Воронеже. Нарочно ко мне домой приходила, занималась. Хорошая.
Владик забрался верхом на чердачную балку, сел, подперев ладонями щёки. Заговорил, словно советуясь о чём то важном.
ВЛАДИК: Конечно, почерк у меня как курица лапой. Но ведь не обязательно, чтобы красиво, верно? Главное, чтобы понятно. Чтобы после дежурства все могли эти записи разобрать.
ГЕНКА: Какие записи?
ВЛАДИК: Ну, направление и сила ветра, температура, давление. Всё, что полагается... Правда, есть ещё разные внешние признаки. Например, цвет неба, форма облаков. Облака - это ведь важно: перистые, кучевые, слоистые... Да я почти всегда чувствую, какие они. А если нет, то ведь скажут, если надо, верно? Не один же я там буду.
Генка напряжённо моргал и морщил лоб, стараясь уловить мысль Владика.
ГЕНКА: Где?
ВЛАДИК (словно преодолевая внутреннее сопротивление: ведь он идёт на полную откровенность, доверяется до конца): Ну, где... На станциях. На зимовках. Где метеорологи работают. Ты же знаешь...
Генка наконец догадался. Глянул на Владика, на приборы. На светлый прямоугольник чердачного окна, где виднелись солнечные облака... На стрелку, дрожащую над розой ветров.
Владик тоже сидел, повернув лицо к окну, и облака отражались в его глазах.
Генка подошёл, положил подбородок на чердачную балку. Снизу вверх внимательно посмотрел. Значит, в этом слабосильном на вид мальчишкеживёт такая крепкая мечта? Это ведь не на велосипеде гонять в слепую и не из шланга пулять по звуку. Это в сто раз труднее. Это - по-настоящему.
ГЕНКА: Это интересная работа, только трудная. Опасная даже.
ВЛАДИК: Ну и пусть трудная... А почему опасная? Не очень. Не опаснее других.
ГЕНКА: Илькин отец был метеорологом. Он погиб в экспедиции два года назад. Обвал был...
ВЛАДИК: Чей отец?
ГЕНКА: Ильки... Ну, есть тут один малёк. Во второй класс перешел. Везде самый первый поспевает со всякими новостями новостями, прыгучий такой... Сегодня со мной просился к тебе.
ВЛАДИК (сильно оживившись): Ну и что?
ГЕНКА: Я сказал, что пускай подождёт.
ВЛАДИК: Почему?
ГЕНКА: А чего ему здесь? Он же маленький.
ВЛАДИК: Что же, что маленький? Маленькие тоже люди.
ГЕНКА: Разве я спорю? Конечно, люди... Я же просто не знал: может ты не захочешь, чтобы он приходил.
ВЛАДИК: Пусть приходит, веселей будет! Да второй класс - это и не маленький.
ГЕНКА: Ладно, я скажу ему.
ВЛАДИК: Не забудь... Ну, пойдём на крышу... (он стал пробиратся к выходу, Генка за ним. Владик на ходу вернулся к прерваному разговору): Этому Ильке сколько лет? Наверно, восемь? По-моему, даже если три года - и то уже не маленький. Я всё-всё помню, когда мне три года было... И всё было всерьёз. Один раз даже влюбился.
Он рассмеялся, думая, что Генка развеселится от этого признания. Но Генка был серьёзен. Владька разговаривал с ним, как с другом, даже про мечту свою расказал. Генке хотелось быть перед Владиком таким же ясным и откровенным.
Они выбрались на крышу к железному стержню флюгера. Генка одной рукой взялся за металический прут, другую осторожно положил Владику на плечо - на хрупкое плечо с белым рубчиком от нитки.
ГЕНКА: Я тоже помню, когда три года. Или четыре... Только я не влюблялся, я драчливый был... (он вдруг посерьёзнел и нахмурился): А один раз к нам в окно молния влетела - тоже помню...
ВЛАДИК (очень оживлённо, без испуга, а скорей обрадованно): Молния?!
ГЕНКА (зябко шевельнув плечами): Ага, шаровая. Такой сиреневый шар, не яркий... Завертелся и как даст! Пол загорелся... С тех пор, если гроза, я... ну, в общем, как-то тоскливо делается...
ВЛАДИК (просто и с сочувствием): Страшно?
ГЕНКА: Ну... конечно, не весело.
ВЛАДИК (помогая Генке избавится от неловкоси): Грозы легко предсказывать. Я их даже без приборов заранее чую... А куда молния ударит, никто не знает...
ГЕНКА: А у тебя на крыше железный прут торчит!
ВЛАДИК (поспешно): Да какой это прут! Чепуха!... (Он помолчал и повернул к Генке напряжённое лицо): Гена... Ты не говори про это никому, ладно?
ГЕНКА: Про флюгер?
ВЛАДИК: Да нет. Про то, что я сазал. Про метеорологов... Я тебе это первому...
ГЕНКА: Конечно!.. А ты тоже не говори, что я расказывал. Ну, про молнию... А то подумают, что трус.
ВЛАДИК: Никому. (он сказал это, но мысли его по-прежнему были о своей мечте): Гена... А вот ты как думаешь? Получится это у меня, если на станции... Или на зимовке? Если я изо всех сил?
В его голосе вдруг прозвучало такое беспокойство, что у генки холодок пробежал по спине.
ГЕНКА: Получится. У тебя всё получится.
В небе стояли пёстрые "конверты". Жарило солнце. Генка натянул просохшую одежду и сел рядом с Владиком у чердачного окна. Владик поднял лицо.
ВЛАДИК: Сейчас сколько змеев в небе?
ГЕНКА: Три... Пять, шесть... Шесть. Вон Яшкин "Шмель" опять выкарабкался.
ВЛАДИК: А трещотки у трёх, да? Я слышу.
ГЕНКА: Я не знаю. Не разберу.
ВЛАДИК (упрямо и весело): А я слышу. У трёх... А в переулке футбол гоняют, по мячу бъют.
ГЕНКА: Это, наверно, Ковалёвы. Голубятники.
ВЛАДИК: А кто-то на пианино играет, на другой улице... А вон папа идёт! (он вскочил).
ГЕНКА: Где?
ВЛАДИК: Не знаю. Далеко ещё. (Помолчал). А сейчас уже близко... Вот он!
Звякнула калитка, вошёл Иван Сергеевич. Сразу же увидел на крыше ребят, остановился, поднял голову.
ВЛАДИК: Папа!
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: А, верхолазы! Здравсвуйте.
ГЕНКА: Здрасте...
ВЛАДИК: А ты почему так рано с работы?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Прогнали. Велели отдыхать два дня.
ВЛАДИК: Ну и правильно... (особым голосом): Папа...
Иван Сергеевич торопливо подошел.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Ну?
ВЛАДИК: Ты готов?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Давай!
ВЛАДИК: Держи!
И он ласточкой сиганул с крыши в руки отцу.
Генка тихо охнул и качнулся вперёд. Но Иван Сергеевич уже осторожно ставил Владика на землю.
Генка вспомнил своего отца. Как он уехал. Какая-то смесь обиды и зависти качнула его вперёд. Не думая, Генка шагнул к краю и тоже прыгнул.
Ноги скользнули по доскам тротуара. Он упал, ударившись локтем, но тут же сел, пряча за улыбкой боль. Иван Сергеевич поспешно нагнулся за ним.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Жив?
ГЕНКА: Жив...
ИВАН СЕГЕЕВИЧ: Ну надо же догадатся! Тут ведь дело не простое. У нас с Владиком всё рассчитано, а ты сразу - бултых!
ВЛАДИК: Папа, это Гена!
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Да я уже понял.
ГЕНКА (с какой-то отчаянной решительностью, хотя чувствует, что говорит не то): А вы вовсе и не похожи на инженера. Я думал, что вы не такой.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ (с улыбкой): Да уж какой есть.
ГЕНКА (пряча влажные глаза): У меня отец тоже инженер. Тоже не похож... Наверно, все настоящие инженеры не похожи на инженеров.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: А это мысль... Ну, вставай (поднял Генку). Сейчас сварим суп, поджарим картошку, будем обедать.
ГЕНКА: Спасибо, я пойду. Мне ещё... дома надо.
ВЛАДИК (встревоженно): А когда придёшь?
ГЕНКА: Завтра. Завтра утром... можно?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Что за вопрос! Да хоть на рассвете!
ВЛАДИК: Ты нас разбудить не бойся, мы с петухами встаём.
Утро следующего дня. Вместе с Генкой к Владику отправился Илька. Он шёл слегка присмеревший, в новой рубашке и даже причёсанный: в гости всё-таки.
ГЕНКА: Ты там только не скачи, как горный козёл по кручам.
ИЛЬКА (коротко): Не буду.
ГЕНКА: Да не вздумай болтать... про это... Ну, про мой английский.
ИЛЬКА: Не вздумаю, вот увидишь!
ГЕНКА (рассердившись): Я тебе дам "увидишь"! Ты эту привычку брось, если хочешь туда пойти. Вообще такие слова забудь "увидишь", "посмотри", "ты что, ослеп"! Понял!
ИЛЬКА: Понял, конечно.
ГЕНКА: Да, ещё... Не вздумай, его о матери спрашивать.
ИЛЬКА (тихо): А где она?
ГЕНКА: Откуда я знаю? Они вдвоём с отцом живут.
ИЛЬКА: Умурла, значит... Я не буду. У нас, когда папа погиб, тоже...
Генка глянул на погрусневшего Ильку, ему стало неловко за свою суровость. Он слегка притянул к себе малыша за плечо.
ГЕНКА: Ладно. Это я так. Чтоб Владьке обидно не сделалось...
В доме их встретил Иван Сергеевич.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: А, появились! Ну и молодцы. А то мы с Владиком уже заскучали. Проходите... Как зовут эту незнакомую личность?
Владик сидел на шкафу, что-то искал среди рулонов чертёжной бумаги.
ВЛАДИК: Проходите! Там Илька, да? Папа, это Илька, я тебе говорил!
Иван Сергеевич весело взял за ладошки Ильку, сел на табурет, поставил перед собой малыша - чем-то неуловимо похожего на Владика, такого же темноволосого и худенького.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Значит Илька? Илья-пророк, громовержец. А я Иван Сергеевич. Можно и проще - дядя Ваня.
ИЛЬКА: Лучше уж Иван сергеевич. У нас сосед есть дядя Ваня, такой пьяница! Жена каждую суботу его из канавы домой на тачке возит...
Генка закашлялся и довольно крепко хлопнул Ильку между лопаток. Владик зашёлся от хохота и даже ногами заколотил по дверце шкафа.
Генка виновато посмотрел на Ивана Сергеевича: что возьмёшь с такого болтуна?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ (сквозь смех): Илька, это не я... Меня на тачке ни разу не возили, чесное слово... Эй, Владик! Сейчас сыграешь со шкафа. Ты что там делаешь?
ВЛАДИК: Клей искал. Вот он! (Он прыгнул со шкафа). Это чтобы трещотку делать. Я ещё никогда с трещёткой змей не пускал.
ИЛЬКА: Трещётку надо из ватмана далать.
ВЛАДИК: У меня есть. Пошли на крыльцо. Змей уже высох. Знаете, как звенит! Илька, пошли.
Он, лишь на миг прислушавшись, безошибочно определил, где Илька, взял его за локоть.
И втроём они двинулиь к выходу.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Гена! Постой минутку, помоги шкаф отодвинуть. Владька за него мои чертежи завалил, достать надо.
ВЛАДИК: Я завалил? Это старые чертежи, они там целую неделю валяются. Дай, я сам отодвину!
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Иди - иди, вояка...
Они остались с Генкой вдвоём. Легко отодвинули от стены, видимо, полупустой шкаф. Иван Сергеевич отряхнул пыль с ватманских трубок. Повернулся к Генке и глянул без обычной усмешки.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Ну как?
ГЕНКА (растерянно и настороженно):Что?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Ну, вообще... Как дела у вас? Как мой Владик?
ГЕНКА: А что... Всё в порядке.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Значит, не хуже других?
ГЕНКА: Чем он хуже... Он даже... Вон какого змея построил, лучше всех. И вообще он...
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Знаешь, Гена, эти дни он ходит, будто сплошной праздник у него. И всё про тебя расказывает.
ГЕНКА: Чего про меня расказывать...
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Да так... Худо ведь одному. А тут ты появился. Сегодня вот ещё Илюшку привёл. Для него это радость такая... Боится только.
ГЕНКА (удивлённо): Чего?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Боится. Вдруг ты походишь и бросишь.
ГЕНКА (резковато от смущения): С чего это я забуду?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Как-то не везло ему на друзей. Ребят вокруг много было, а всё сторонились. Стеснялись, что ли... Или жалели слишком. Ты его не жалей.
ГЕНКА: Его пожалеешь!
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ (кивнул): Не любит... Мы оба не любим. Вдвоём вот живём, ничего... Ты его о матери не спрашивал?
ГЕНКА: Нет... (И решив одним ударом покончить с мучительным вопросом): Она умерла?
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Разные бывают люди, Гена... Ушла она от нас. Ещё до того, как эта беда случилась с Владькой...
ГЕНКА: Беда? А разве...
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Думаешь, он слепой родился? Нет, это случай. На берегу были брёвна свалены, под них котёнок забрался. Вот ребята и полезли выручать. И Владька. Три года было, а туда же... Ну, раскатились брёвна. Кому руки, ноги поламало, а он ударился затылком - и вот... Пока надежда была, пока по больницам таскали, я молчал. Потом написал ей. Она сперва отвечала: мол, приеду скоро. Потом писать перестала... Может, это я зря говорю тебе, ну да ладно. Чтобы знал. Владик про это не скажет... Давай-ка придвинем.
Они придвинули шкаф. Генка не знал, можно ли теперь уйти. Переминался на месте.
ИВАН СЕРГЕЕВИЧ: Ну, беги. Сооружайте свой космолёт. А я завтраком займусь.
Генка вышел на крыльцо и увидел, что его друзья даже думать забыли про змея. Они веселились вовсю: Перекинули через опрокинутую бочку доску и устроили качели. По очереди они взлетали над забором.
ИЛЬКА: Во, Владька! Я до неба! Всю землю видать! Смотри, я над забором!
ГЕНКА (сдавленно): Илька! Болван.
Но Владик, видимо, не огорчался Илькиными возгласами. Он изловчился, вскочил на конец доски и теперь качался стоя. Повернул к Генке смеющееся лицо.
ВЛАДИК: Эй, Гена! Хочешь с нами? А можешь стоя?
ГЕНКА (облегченно): Охота мне шею ломать...
ВЛАДИК: Тогда мы с Илькой ещё немножко покачаемся!
ГЕНКА (снисходительно): Валяйте. Куда торопится.
И он взялся за клей и бумагу, оставленные на крыльце: делать трещетку.
Утро. Генка выбирается из окна в палисадник. Вытаскивает за собой знаменитый среди мальчишек "Кондор". Торопливо шагает по улице. "Тра-та-та", - бьют по тротуару подошвы: это догоняет его Илька. Вопросительно поглядывает: "Можно с тобой"? Генка добродушно усмехается...
Потом они с Владиком на крыше. Илька пристроился у флюгера, а Владик и Генка готовят к запуску "Кондор" и "Фрегат".
"Конверты" почти одновременно уходят в небо и стоят рядом.
Владик и Генка прислонились спинами и затылками друг к другу. Генка следит за змеями. Владик, трогая пальцами натянутую у плеча нить, стоит лицом к той стороне, где ветер.
И всё это - под песню о ветре...
Первая песня о ветре
(Два друга)
Ночью опять провода засвистят
Песню позднего лета.
Свежие ветры августа
В город придут с рассветом.
Ты подружить со змеем сумей
Звонкий тревожный ветер.
...Только учти: если поднял змей
Ты за него в ответе!
Стартовые площадки
Солнцем согретые крыши.
Ниткой змея измерена
Первая высота.
Это такое счастье
В небо лететь всё выше!
Пусть он летит уверенно
С ветрами августа!
Небо в натянутой нитке поёт
Словно в упругом нерве.
Я научился слушать её
Только с тобою - с первым.
Накрепко связаны мы с высотой
Тонкою ниткой змея.
...То, что связало меня с тобой
В тысячу раз прочнее!
Стартовые площадки
Солнцем согретые крыши.
Ниткой змея измерена
Первая высота.
Это такое счастье
В небо лететь всё выше!
Пусть он летит уверенно
С ветрами августа!
Я этот миг сберегу навсегда
Песню под облаками:
Как трепетала моя высота,
Взятая прямо руками.
Как мы стояли вдвоём на ветру
Нам на двоих один ветер.
...Я тогда понял: раз рядом друг
Я за него в ответе.
Стартовые площадки
Солнцем согретые крыши.
Ниткой змея измерена
Первая высота.
Это такое счастье
В небо лететь всё выше!
Пусть он летит уверенно
С ветрами августа!
************************************
Генка в своей комнате, воровато оглядываясь на дверь, достал ис-под подушки книгу "Аэлита" и начал обертывать бумагой. Затем написал на бумажной обложке крупные буквы "ENGLISH". Услыхав шаги за дверью, торопливо сунул книжку за брючный ремень - надписью наружу.
Вошла мать.
МАТЬ: Чего долго собираешся? Опять опоздаешь на занятия.
ГЕНКА (хмуро): Не опоздаю.
МАТЬ: Отец письмо прислал, спрашивает, как дела в школе. Чего написать-то?
ГЕНКА (со смесью горькой иронии и равнодушия): Напиши: лучше некуда.
БАБУШКА (заглядывает в дверь): Вот он наказаньето наше. Тебе что, дверей нет?
ГЕНКА (собираясь прыгнуть в окно, обернулся): Сами такого воспитали. До семи лет только и было "ах, наша радость", да "загляденье", а теперь "наказанье", да "бес проклятущий"...
БАБУШКА: Да кто ж тебя окаянного знал...
Но Генка, не дослушав, выскочил на улицу.
По улице бодро шагал неунывающий неудачник Яшка Воробей. Увидел на асфальте малышовый рисунок: поезд и три вагона. Постоял, заулыбался, Подобрал осколок мела. Нарисовл торчащую из окна жирафью голову, потом гривастую рожу льва, обезьянью мордочку. Написал на вагоне: "Экспресс "Африка". Полюбовался. Пошел дальше, увидел на асфальте "классы". Запрыгал по клеткам спиной в перёд, всё поглядывая на весёлый поезд, и... налетел на Веру Генриховну, которая шествовала по тротуару. Оглянулся и исапугался.
ЯШКА: Ой... Здрасте, Вера Генриховна... Извините...
ВЕРА ГЕНРИХОВНА: Здравствуй, Воробьёв. Это что, теперь такая мода: ходить по улицам спиной вперёд?.. Впрочем, не в этом дело. Ты не знаешь, где живёт Гена Звягин?
ЯШКА: Гена Звягин?
ВЕРА ГЕНРИХОВНА: Да, Звягин из пятого "в". Ты же с ним знаком.
На Яшкином лице отразилось смятение мыслей и чувств.
ЯШКА: Я... нет! Я не знаю... Мы же на улице знакомые, а не дома! Я не помню... (окончательно запутался под слегка насмешливым и понимающим взглядом учительницы). У них, по-моему, никого дома нет... Вера Генриховна, а Звягин заболел! Он в больницу пошел...
ВЕРА ГЕНРИХОВНА: Ох, Воробьёв, Воробьёв...
И она отправилась дальше.
Яшка растерянно посмотрел вслед. Сердито поддал ногой хозяйственную сумку (он тащил её с собой, направляясь в магазин) и помчался искать Генку.
Илька сидел во дворе на лавочке и делал каркас змея: связывал фанерные дранки нитками. Влетевший во двор Яшка запнулся и боком врезался прямо в каркас. Раздосадованный Илька бросил обломки и вскочил.
ИЛЬКА: Балда! Я делал, делал!.. Опять зря... А на меня кричишь: тормоза не держат! (Сокрушённо посмотрел на остатки каркаса). Чего тебя принесло?! Всё поломал...
ЯШКА: Иди ты, "поломал"! Англичанка Генку ищет. Хочет дома нажалобить. Знаешь, что будет!
ИЛЬКА: Генке сказать надо!
ЯШКА: А он где?
Илька пожал плечами, словно удивившись Яшкиному вопросу. И движением головы показал на верх, в небо. Там высоко стояли рядышком
КОНДОР И ФРЕГАТ.
Генка и Владик стоят на крыше. Как раньше - спиной к спине. Держат нитки змеев. Владик обернулся к Генке.
ВЛАДИК: Выровнял?
ГЕНКА: Ага. Одинаково стоят... Но ты можешь ещё поднять.
ВЛАДИК: Хватит. Я лучше позывные пущу. Раз "Фрегат", значит, буква "фе", да?
ГЕНКА: Ага. Это просто. Две точки, тире, точка. Две белых, чёрная, белая. (Он достаёт из кармана бумажные квадратики с дырками "телеграммы", которые посылают по нитке змея). Вот. Белые - гладкие, чёрные - шероховатые.
ВЛАДИК: Я знаю. (Взял у Генки "телеграммы" и пустил их по нитке через плечо). А вообще буква "фе" похожа на филина. Прямой нос и очки...
ГЕНКА: Правда. Я как-то не думал...
ВЛАДИК: Только трудно из спичек кружки складывать...
ГЕНКА (удивлённо): Почему из спичек?
ВЛАДИК: Да так, вспомнил... Я знаешь как учился читать? Папа мне на газете из спичек буквы складывал. Сперва просто буквы, потом слова... Потом целые сказки начал выкладывать... Представляешь, какая работа! А я маленький был, глупый. Мне бы только по длиннее... Он уйдёт на работу, а я ползаю по полу, разбираю...
ГЕНКА (осторожно): Слушай, Владик... Я вот читал... Некоторые на ощупь могут в книгах буквы различать. Пальцами. Вродебы такая повышенная чувствительность.
ВЛАДИК (с досадой): Да пробовал я. Пальцы чуть не до крови смозолил. Не выходит... Гена, а облака белые?
ГЕНКА (виновато): Белые... Жёлтые немного. От солнца жёлтые. Ой, Владька, тебе "Битанго" сигналит! (В небе коротко кивает, сигналя морзянкой, красно-жёлтый змей). Пэ... Эр... Вэ... При-вет... Ясно. А ещё вон "Жёлтый щит"...
ВЛАДИК: "Битанго" - это Антона Калинова?
ГЕНКА: Ага...
ВЛАДИК: Разве Антон знает испанский язык?
ГЕНКА: Почему испанский?
ВЛАДИК: Ну, "Битанго" по-испански значит "воздушный змей". Ты не знал?
ГЕНКА: Откуда же?.. А ты учил испанский?
ВЛАДИК: С папой, немножко... Только до буквы "бэ" в словах дошли... А ты какой язык учишь?
ГЕНКА (скованно): Английский. Не ладится он у меня.
ВЛАДИК: Если меня в пятый класс возьмут, я, наверно, тоже английский буду учить.
ГЕНКА: А ты в пятый перешёл?
ВЛАДИК: Да не совсем перешёл. Может вытяну к осени. Я по письменным здорово отстал.
ГЕНКА (с мыслями о себе): Ты-то вытянешь...
А по улице, поглядывая на Владькин и Генкин "конверты", бежит встревоженный Илька...
ВЛАДИК: Странный ветер.
ГЕНКА: Почему? Такой же, как вчера.
ВЛАДИК: Не такой же. Слишком тёплый. И устойчивости в нём нет... Будто вот-вот переменится. Я чувствую... Знаешь, Гена, я раньше не любил ветер.
ГЕНКА: Почему?
ВЛАДИК: Он у меня сказку рассыпал. Папа буквы сложил и ушёл на работу. А ветер в окно влетел, газету сдунул... Ух, я разозлился! По комнате за ним бегал, кулаками махал... Папа потом буквы приклеивать стал...
ГЕНКА: А он сам сочинял сказки?
ВЛАДИК: Как когда. Иногда сам, иногда из книжки... Гена, а у меня иногда перед глазами не сплошная чернота... А будто пятна такие. Разноцветные. Вот я думаю: значит какие-то нервы работают?
Генка вздохнул. Что он мог ответить?
Владик прислушался. Улыбнулся.
ВЛАДИК: Наконец-то! А я думал: куда он девался?
ГЕНКА: Кто?
ВЛАДИК: Илька. Илька бежит.
Илька промчался по улице. Зная, что калитка заперта, привычно вскочил на забор, сел верхом. Увидел Владика и Генку.
ИЛЬКА: Ген, тебя домой зовут!
ГЕНКА: Кто зовёт?
ИЛЬКА: Бабушка сказала!
ГЕНКА:Зачем?
ИЛЬКА: Не знаю! Говорит: очень обязательно!
Генка досадливо поморщился и стал сматывать нитку змея.
ГЕНКА: Придётся и


--------------------
«Сказка стала сильнее слез».
PMEmail PosterUsers WebsiteICQ
Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:
« Предыдущая тема | Переписка с детьми | Следующая тема »

Topic Options Страницы: (79) 1 2 [3] 4 5 ... Последняя » Reply to this topicStart new topicStart Poll

 


Текстовая версия